ФЭНДОМ


Комментарии Шейлы

  • (на площади в торговом квартале Денерима) Какие милые монетки. Может, съесть парочку на удивление местным?
  • (в таверне "Покусанный дворянин") Вызови кого-нибудь побороться со мной руками. Повеселимся.
  • (у лавки "Диковинки Тедаса") Единственное "чудо" Тедаса - как тут все сделалось очень-очень коричневым.
  • (в "Жемчужине") Как-то в Хонлете двое грязных доходяг терлись друг о друга прямо подо мной - это было невыносимо!
  • (Эльфинаж, у Венадаля) Может, вырежем на гигантском дереве наши имена?

  • (Перевал в Морозных горах, перед мостом) Орзаммар в той стороне, нет? Там делают големов, правда?
  • (на входе в Зал Героев Орзаммара) Подумать только, если бы это были големы…
  • (у входа в Общинные залы Орзаммара) Лава плохая. Не ходи рядом с лавой.
  • (у таверны «У кабатчиков») Думаю, это не просто пение. Там кого-то убивают.
  • (в таверне «У кабатчиков») Хорошая драка внесла бы приятное разнообразие.
  • (у входа на Глубинные тропы) Пфф. По крайней мере, там нет голубей.
  • (на Испытаниях) Что ещё им надо доказывать? Все они мягкие склизкие твари, и обязательно умрут.
  • (в Алмазных залах Орзаммара) Бьюсь об заклад, там живут карлики рангом повыше.
  • (у зала Совета в Алмазных залах) Даже я разобьюсь, если упаду с такой высоты.
  • (на входе в Пыльный город) Мы их всех поубиваем, да? Ради интереса?

  • (на входе в тейг Кадаш) Здесь когда-то был дом? Я здесь жила?
  • (первый мост в тейге Кадаш) Ничего не вижу. Что бы ни было здесь в прошлом, всё сгинуло бесследно.
  • (в центре тейга) Полно дряни. Как обычно.
  • (предпоследний мост в тейге) Не знаю, что я надеюсь тут найти.

  • (после нападения на лагерь) Сделано. Пойдём дальше.

  • (Разрушенный храм, у входа) Небольшой ремонт, и здесь можно сделать отличную спальню.
  • (Разрушенный храм, библиотека) Мне стало скучно.
  • (Разрушенный храм, восточный переход в Пещеры) Ручаюсь, тут есть надпись: "Я умер много лет назад, как все остальные хилые существа из плоти".
  • (Разрушенный храм, западный переход в Пещеры) Если б здесь были настоящие ловушки, это был бы голем.
  • (Вершина горы, у входа) Если эта штука меня проглотит, у нее случится несварение. Немного утешает.
  • (рядом с Урной Священного Праха) Жаль, что этот прах не может заставить воды расступиться. Больше мне нечего сказать.

  • (второй этаж Башни Круга) Я думаю, если бы эти статуи были големами, они бы спросили, что такого чарующего в чашах.

Шейла и Алистер

  • Шейла: Мне рассказали, что оно потеряло много сотоварищей в битве с порождениями тьмы.
  • Алистер: Я? Да, наверное. Правда, я почти никого из них близко не знал. Кроме Дункана.
  • Шейла: Мне незнакомо это имя.
  • Алистер: Это… это неважно. Тебе незачем знать, кто он был.
  • Шейла: Если кто-то и был мне дорог, я этого не помню. Всё, что я помню – как мне отдавали приказы.
  • Алистер: Если б я мог, я б сейчас с восторгом исполнил приказы Дункана.
  • Шейла: Оно любит подчиняться другим? Мне это кажется странным.
  • Алистер: Ты бы не поняла. Не обращай внимания. Я и не ожидал, что ты поймёшь.

  • Шейла: Оно кажется мне очень странным.
  • Алистер: "Оно" - это я? Меня теперь тоже зовут "оно"? Какая честь.
  • Шейла: Для того, кто считает себя воином, оно на редкость слабовольно и нерешительно.
  • Алистер: Э-э... спасибо?
  • Шейла: Оно также предпочитает прятать свои слабости за шутовской завесой.
  • Алистер: Для статуи ты знаешь чересчур много громких слов.
  • Шейла: Есть ли причина, по которой оно с таким удовольствием позволяет себя вести? Особенно когда само могло бы вести других.
  • Алистер: Ты когда-нибудь несла ответственность за жизнь одного человека? Или за сотню жизней? Или за целый народ?
  • Шейла: Конечно, нет.
  • Алистер: Тогда... просто... заткнись.
  • Шейла: Я припомню эту минуту, когда прилетят птицы.

  • Алистер: Послушай, Шейла… пока ты неподвижно стояла в Хоннлите, ты всё это время… спала?
  • Шейла: Я не нуждаюсь в сне. Моё тело не знает ни усталости, ни… э-э… прочих, связанных с плотью потребностей.
  • Алистер: Но разве ты никогда не скучаешь? Разве тебе никогда не хотелось помечтать, увидеть сон, наконец?
  • Шейла: У меня не бывает снов. Это то, что оно видит, когда спит? Оно щупает свой нос и что-то невнятно бормочет.
  • Алистер: Ну да, конечно. Я думал, что мы… э-э, постой! Ты наблюдаешь за мной?
  • Шейла: Я внимательно наблюдаю за всеми, когда они затихают на ночь. Больше делать всё равно нечего.
  • Алистер: Часами… всю ночь напролёт?
  • Шейла: Я считаю вдохи и выдохи. Это помогает справиться с непреодолимым желанием раздавить всмятку лица спящих.
  • Алистер: Ладно. Больше мы не будем делать это так часто.

  • Алистер: Скажи-ка мне вот что… ты чувствуешь боль? Когда тебя ранят в бою?
  • Шейла: Это когда оно громко визжит и обливается кровью? Тогда оно испытывает боль?
  • Алистер: Э-э… возможно. Я видел, как тебя несколько раз серьёзно ранили. Ты вообще что-нибудь чувствовала?
  • Шейла: Гнев. Даже ярость. Может быть, некоторое неудобство. Это и есть боль?
  • Алистер: Не уверен. Я бы не назвал боль неудобством. Это скорее… (пронзительно кричит)
  • Шейла: Для меня это скорее… (стонет от боли)
  • Алистер: Это скорей смахивает на бурчание в желудке. Я имею в виду – пронзительно, остро… (пронзительно кричит) Вот так?
  • Шейла: Нет. Ничего подобного.
  • Алистер: Нет? Хм. Это приятно знать.

  • Алистер: Вот этот твой… птичий бзик.
  • Шейла: Нет у меня никакого птичьего бзика! Я в высшей степени обоснованно ненавижу крылатую дрянь, которая терзает этот мир!
  • Алистер: Но ведь есть же и полезные птицы. Съедобные, например!
  • Шейла: Я одобряю ритуальное убийство мерзких тварей, но… оно их ест? Отвратительно.
  • Алистер: У некоторых птиц и вправду очень вкусное мясо. Надо только вначале их ощипать. Лично я предпочитаю шкурку.
  • Шейла: М… меня, кажется, сейчас стошнит…
  • Алистер: О-о! Голем, которого тошнит! Я должен это увидеть!

(у Стража роман с Алистером)

  • Шейла: Оно стало очень близко с другим Серым Стражем.
  • Алистер: Э-э... правда? Ну, наверно, так и есть.
  • Шейла: Мне это трудно понять. Оно слабое, ноет и постоянно смеется.
  • Алистер: Я так понимаю, с тобой у меня бы точно ничего не вышло?
  • Шейла: И ещё пытается шутить. Не понимаю, как его можно терпеть.
  • Алистер: Что ж, может, тогда ты у неё спросишь, почему я ей так нравлюсь, и перестанешь меня теребить?
  • Шейла: И болтливое. Трудно понять, почему до сих пор ему никто не проломил голову.
  • Алистер: Или, может, ты просто считаешь, что я нравлюсь ей намного больше, чем ты.
  • Шейла: Не будь глупцом.
  • Алистер: Ну да, так я и думал. Смотри, будь осторожнее. Не то я все-все разболтаю.
  • Шейла: Я пойду постою вон там.

(Шейла узнала историю своего создания)

  • Алистер: А ты вообще хочешь вернуться назад?
  • Шейла: Вот если бы оно таращилось тридцать лет на одну лужайку, я бы послушала, как оно соскучилось по этому зрелищу.
  • Алистер: Намек понят. Но если ты больше ничего не видела… наверное, тебе было страшно уйти оттуда?
  • Шейла: По счастью, я не так привязана к обыденной и знакомой обстановке, как некоторые.
  • Алистер: О, о-о! Да ты, я вижу, авантюристка. Открывательница новых миров и все такое?
  • Шейла: Что же мне, следовало так и торчать в той деревне и бояться сделать шаг в неизведанное? Что это за жизнь? Теперь я знаю, что я такое. Знаю, как меня сделали. Могу двигаться дальше. Оно, у которого всегда было и это, и многое другое, может считать себя вдвое счастливей, чем я.
  • Алистер: М-м-м. Спасибо. Я и вправду… почувствовал себя счастливым.
  • Шейла: Всегда рада помочь. В следующий раз мы поговорим о правильной речи и о его личной гигиене.

(Алистер стал королем)

  • Шейла: Итак, оно все-таки стало королем?
  • Алистер: Похоже на то.
  • Шейла: Разве это так плохо? Это ведь почетное звание, разве нет? Оно не хотело быть королем?
  • Алистер: Не хотел. Но сейчас, наверное, хочу.
  • Шейла: Если б я была королем, я бы приказала перестрелять всех птиц. Я бы вооружила всех подданных луками и поставила бы их непрерывно нести стражу.
  • Алистер: Что ж, тогда возрадуемся, что ты не король.
  • Шейла: Подозреваю, что оно думает, что это было бы бессмысленное предприятие. Но оно ошибается.
  • Алистер: М-м, верно…просто так, к слову? Этот птичий бзик? Жуть.

Шейла и Винн

  • Винн: Шейла, почему ты называешь меня «старейшей»?
  • Шейла: Ясное дело, потому что оно пурпурное. И гиена.
  • Винн: Значит, тебе просто нравится вредничать? Но ведь на самом деле ты совсем не такая.
  • Шейла: Я обнаружила, что мне доступны кой-какие развлечения. Если меня так часто называют просто «голем», мне доставляет удовольствие платить им той же монетой.
  • Винн: А, ладно. Но не могла бы ты хотя бы использовать другое слово? Я не хочу, чтобы моим главным признаком был почтенный возраст.
  • Шейла: Как пожелает привередливый маг.
  • Винн: Всё, сдаюсь.

  • Шейла: У меня есть к тебе вопрос, старейшая.
  • Винн: Неужели так обязательно всегда называть меня «старейшая»? Я пока ещё не дряхлая карга.
  • Шейла: Оно предпочло бы «маг не первой молодости с обвислой грудью»?
  • Винн: Странная у тебя манера добиваться ответов на свои вопросы.
  • Шейла: Меня интересуют одержимые, те, что были в башне. Возможно ли такому созданию снова стать человеком?
  • Винн: Да, это просто… очень трудно. И требует путешествия в Тень.
  • Шейла: И что? Маг потом остаётся таким же, как был?
  • Винн: Нет, я… никогда не встречала такого человека, но нет. Они изменяются. Навсегда.
  • Шейла: Понимаю. Спасибо за ответ… мудрая.

  • Шейла: Старейшая следит за мной. Это напоминает мне одного бывшего хозяина, которому я проломила голову… или, по крайней мере, так мне сказали.
  • Винн: Ох, Шейла, прошу прощения. Просто ты вызываешь у меня любопытство, вот и всё.
  • Шейла: Так же говорил мой бывший хозяин во время опытов.
  • Винн: О, я бы ни за что не стала так поступать. Меня просто завораживает сам факт твоего существования. С одной стороны, твоя жизнь кажется такой грустной и одинокой. А с другой стороны – ты такая могучая. Ты первая из големов, кто обладает свободой воли. Могу я спросить, как ты намерена этим воспользоваться?
  • Шейла: Если не считать уничтожения летучей нечисти?
  • Винн: Э-э… да, если не считать этого.
  • Шейла: Не знаю. Пока что мне нравится проламывать головы.
  • Винн: Да, это уже… кое-что.

  • Винн: Шейла, ты когда-нибудь думала о своём будущем?
  • Шейла: Мне приходило в голову, что я могла бы примкнуть к Церкви. Стать Владыкой. И обзавестись армией гигантских големов Андрасте, созданных для того, чтобы завоевать весь мир!
  • Винн: Это правда?
  • Шейла: Не-ет.
  • Винн: Вопрос был задан серьёзно. Когда-нибудь миссия Серых Стражей так или иначе закончится. Что ты будешь делать тогда?
  • Шейла: Я думала, миссия Серых Стражей – уничтожить порождений тьмы.
  • Винн: Да? Так ты хочешь разделить их главное предназначение? Это твоя высшая цель?
  • Шейла: Я над этим ещё не очень задумывалась. Но такая цель, пожалуй, получше, чем перебить всех птиц в мире.
  • Винн: Да, пожалуй. По крайней мере, так. Над этим стоит подумать.

  • Шейла: Сдается, я должна взять назад свои недавние слова. Старейшая совсем не похожа на моего бывшего хозяина.
  • Винн: Вот как? Это же хорошо, правда?
  • Шейла: Да. Разве что ты хочешь, чтоб тебе проломили голову. Хотя я и не помню за собой таких поступков.
  • Винн: Знаешь, я, кажется, даже припомнила, о ком ты говоришь. Его звали Вильгельм, верно? Из Вольной Марки?
  • Шейла: Его звали Вильгельм, у него были крикливый голос и жезл управления,которым он обожал пользоваться. Больше он о себе ничего не рассказывал.
  • Винн: Что ж, если это тот самый человек, то репутация у него была та еще. Ученый средней руки, который таинственно исчез.
  • Шейла: Тайна раскрыта. Его убила я. Надеюсь, я при этом улыбалась, насколько вообще на это способна.
  • Винн: (Хихикает) Ты всегда говоришь то, что у тебя на уме, верно?
  • Шейла: По счастью, ни у какой другой моей части нет потребности высказаться.

  • Шейла: Старейшая когда-нибудь встречала других големов?
  • Винн: Кажется, в погребах башни хранился один голем. В отключённом состоянии. Не знаю, что с ним сталось. После всего того, что случилось с Кругом, я не удивлюсь, если его полностью разрушили.
  • Шейла: Почему его отключили? Он что, разбил голову какому-нибудь заносчивому магу, который отдавал слишком много приказов?
  • Винн: Не знаю, Шейла. Быть может, он просто испортился и его нельзя было починить. Думаю, он остался в башне просто потому, что никто не мог сдвинуть его с места. Это был очень, очень древний голем. Кажется, его в незапамятные времена привезли из Тевинтера. Вероятно, кто-то купил его охранять башню.
  • Шейла: Её сородичи просто обожают своих рабов, правда?
  • Винн: Это… это был не раб! Это было… было…
  • Шейла: Орудие? Так я и думала. Нет, не отрицай. Нет.



Шейла и Зевран

  • Шейла: У меня есть вопрос к раскрашенному эльфу…
  • Зевран: Раскрашенный эльф? Ух ты, да ведь это же я! До чего же мне это нравится!
  • Шейла: Верно ли я поняла, что раскрашенный эльф – «ворон»?
  • Зевран: Не буквально, но… да, я Ворон.
  • Шейла: Как птица.
  • Зевран: А что, есть другие варианты?
  • Шейла: Значит, раскрашенный эльф забрасывает своими испражнениями беспомощные статуи?
  • Зевран: Если на то есть серьёзная причина, то почему бы и нет?
  • Шейла: Это возмутительно! Пусть раскрашенный эльф держится от меня подальше, а не то…
  • Зевран: (Вздох) Я всё понял.

  • Шейла: Меня мучает любопытство. Раскрашенный эльф ответит на вопрос?
  • Зевран: Почему бы и нет? У меня прорва свободного времени.
  • Шейла: Раскрашенный эльф напал на Серого Стража, однако же до сих пор жив. Будь моя воля, его череп давно бы уже превратился в крошево.
  • Зевран: Ну не знаю. Неужели ты могла бы поднять руку на такое прекрасное создание, как я?
  • Шейла: Запросто. Не понимаю, каким образом красота какого-то создания помешает раздавить его в лепёшку.

(в группе нет Морриган)

  • Зевран: Ну так, может, ты просто не умеешь правильно смотреть на других. Приглядись повнимательней, друг мой, к нашему Серому Стражу. Разве перед нами не объект, достойный подражания? Только слепой не может разглядеть, как прекрасны все мы и как важно сберечь эту красоту.
  • Шейла: Пф. Вероятно, существуют определения «слепоты», которых я ещё не постигла.

(в группе есть Морриган)

  • Зевран: Ну так, может, ты просто не умеешь правильно смотреть на других. Погляди на ведьму. Черные волосы, пышная грудь, чувственные губы. Разве можно убить такое создание, прежде с ним не переспав?
  • Морриган: Я просто счастлива.
  • Зевран: Только слепой не может разглядеть, как прекрасны все мы и как важно сберечь эту красоту.
  • Шейла: Пф. Вероятно, существуют определения «слепоты», которых я ещё не постигла.

  • Зевран: Хм-м-м. Шейла, хочу тебя спросить. Что ты ощущаешь, являясь гигантской статуей?
  • Шейла: Дурацкий вопрос. Что ещё можно ощущать?
  • Зевран: Ну, смотри… тебе неприятно? Может чувствуешь себя замурованной в каменной глыбе? Или вовсе ничего не чувствуешь?
  • Шейла: Мне не с чем сравнивать. Что чувствует тот, чья раса считается низшей по отношению к такой мягкой и слабой, как твоя?
  • Зевран: А-а… ну-ну…
  • Шейла: Какое оно должно быть хрупкое. Тронь, и оно вроде как взорвётся и забрызжет всё слизью. Не удивительно, что они прячутся в металл.
  • Зевран: Наверно, нужно побольше, чем тронуть…
  • Шейла: Я ощущаю себя крепкой. И бессмертной. Из меня не текут никакие гнусные жидкости.
  • Зевран: Хм-м-м… Ну, вот, ты сказала, и я почувствовал себя вроде хрупкого грибочка…

  • Зевран: Дружище, я думал о трудностях, какие у тебя могут быть.
  • Шейла: Оно думало, как прогнать птиц из неба?
  • Зевран: Нет, я о твоём положении… быть каменной, и всё такое. Наверно, для тебя ужасно видеть других… вместе. Ты понимаешь, о чём я.
  • Шейла: Вместе… Это стоять друг возле друга?
  • Зевран: Я говорю о любви, моя каменная подруга. Когда ты видишь как ею занимаются, наверно, расстраиваешься, что не можешь испытать такого удовольствия.
  • Шейла: Это отвратительно. Смотреть на крестьянские парочки, которые иногда устраивались в моей тени, было уже гнусно. Ну, а мысль о том, чтобы испытать… Га-а!
  • Зевран: Ты из стоиков, дружище. И смельчаков. Мы тебе очень обязаны, что ты страдала молча.
  • Шейла: Я не страдала, ни молча, никак, до сих пор.
  • Зевран: Понимаю…

  • Зевран: Так, скажи, Шейла… предложили бы тебе получить плоть, как у нас, ты согласилась бы?
  • Шейла: Оно, похоже, очень увлеклось этой темой.
  • Зевран: Ну, развлеки меня. Ты хотела бы жить? Дышать воздухом и ощущать плоть? Или осталась бы бессмертным камнем, как сейчас?
  • Шейла: Чтобы вытекала кровь, а потом ещё стареть, болеть и умереть?
  • Зевран: Конечно. Мы на всё это согласны ради блага быть теми, кто мы есть.
  • Шейла: Тогда, спасибо, нет. Я не нуждаюсь в таких недостатках.
  • Зевран: А как же семья? Дети? Жизнь не начинается и не кончается на одной персоне.
  • Шейла: Я… не испытываю желания создавать побеги.
  • Зевран: Твоя форма прекрасна, что да, то да. Но если ты не страдаешь от недостатков жизни, то и не знаешь её достоинств. А их стоит принять во внимание.
  • Шейла: Нечего там принимать во внимание. Зачем говорить о невозможном.

(у Стража роман с Зевраном)
  • Шейла: Я заметила, что раскрашенный эльф добивается внимания Серого Стража.
  • Зевран: Воистину так.
  • Шейла: Пф. Пока я торчала без движения в Хонлите, мне довелось увидеть немало совокуплений. Вернее, я была вынуждена на них смотреть. Ты же знаешь? Всё это обычно приводит к появлению потомства. Я сама наблюдала такое не раз.
  • Зевран: Вот как? Но это не так уж страшно. Сотворение новой жизни - весьма увлекательный процесс.

(квест "Воспоминания голема" не завершен)

  • Шейла: Это ты так говоришь. Я не знаю, как создают големов. Однако сомневаюсь, чтобы мне в ближайшее время захотелось обзавестись потомством.
  • Зевран: Думаю, что это и к лучшему. Твой любовник наверняка очень скоро превратился бы в мешок с переломанными костями.
  • Шейла: Так ты думаешь... я могла бы привлечь внимание другого голема? Большинство големов - рабы тех, кому принадлежит жезл управления.
  • Зевран: Забавно, у нас та же самая ситуация.

(квест "Воспоминания голема" завершен)

  • Шейла: Не всегда. Когда творят голема - муки просто невыносимые. Что же тут увлекательного, раскрашенный эльф?
  • Зевран: Ну не знаю, даже здесь можно было бы недурно развлечься, если правильно взяться за дело.
  • Шейла: Теперь раскрашенный эльф потешается надо мной.
  • Зевран: (Смеется) Ты так думаешь? Ну что ж, продолжай в том же духе.

Шейла и Лелиана

  • Шейла: Насколько я понимаю, сестра – поклонница этого «Создателя».
  • Лелиана: Сестра – это я? Как здорово! Будто ты мой старший брат… или сестра. Или ещё кто-то.
  • Шейла: Я – создание из камня. Сомневаюсь, чтобы мы могли быть в каком-нибудь родстве.
  • Лелиана: О, я не имела в виду – буквально! Тебе не приходило в голову, что существует духовное родство?
  • Шейла: Я заметила, что люди склонны верить небылицам, даже если им докажут, что это неправда.
  • Лелиана: Верить тому, чего нельзя доказать – в этом и есть сущность веры, Шейла.
  • Шейла: Верить тому, чего нельзя доказать – это легковерие.
  • Лелиана: Значит, я легковерна?
  • Шейла: Я так понимаю, мы больше не сёстры по духу?

  • Шейла: У меня, вероятно, есть причина извиниться перед сестрой.
  • Лелиана: Извиниться? За что?
  • Шейла: За предположение, то сестра легковерна, поскольку верит тому, чего нет на самом деле.
  • Лелиана: А, это. Я уже почти забыла. Спасибо, что напомнила.
  • Шейла: Думаю, было бы некоторым… утешением… верить, что всё происходящее следует некоей великой цели. В годы, проведённые в Хоннлите без движения, было бы утешением знать, что на то есть причины.
  • Лелиана: А ты уверена, что её не было? Возможно, Создатель совершил это, чтобы ты встретилась с нами. Ты как-то сказала, что у тебя нет цели. Быть может, ты просто не там её искала.
  • Шейла: Быть может. Я подумаю над этим.

  • Шейла: Я подумала о том, что сказала сестра.
  • Лелиана: В нашем предыдущем разговоре? И что?
  • Шейла: Я хотела бы, чтоб сестра объяснила мне, для чего нужны птицы.
  • Лелиана: Птицы? Э… какие птицы?
  • Шейла: Всякие. Злобные летучие демоны, которые роняют наземь свои испражнения. Зачем твоему Создателю понадобились эти твари?
  • Лелиана: Затем же, зачем он сотворил всякое… зло. Например, порождений тьмы. Чтобы уравновесить… добро и зло.
  • Шейла: Мне трудно поверить в высшую силу, которая намеренно посылает в мир зло. Неужели ей нравится так шутить?
  • Лелиана: Быть может, это урок, который всем нам предстоит выучить. Уроки, Шейла, часто бывают нелёгкими.
  • Шейла: Пф. Удивительно, что у этого Создателя столько поклонников. Я хочу сказать… птицы! Чем Он только думал?

  • Шейла: Я ещё немного подумала об этом Создателе сестры.
  • Лелиана: Он не только мой Создатель, Шейла. Он и твой Создатель. Он создал всё.
  • Шейла: Пф. Не знаю, кто создал меня, но сомневаюсь, чтоб это был Он.
  • Лелиана: Думаю, ты ошибаешься. Важнейшую часть тебя… ту часть, которая делает тебя тобой… Сотворил Он.
  • Шейла: И сестра просто верит в это, хотя нет никаких доказательств?
  • Лелиана: Верю.
  • Шейла: И сестра по-прежнему верит, что мы с ней может быть сёстрами? По духу?
  • Лелиана: Верю. Я думаю, что это было бы замечательно.
  • Шейла: Полагаю, бывают вещи и похуже. Например, налёт целой стаи голубей.
  • Лелиана: Рада это слышать.

  • Шейла: У сестры интересная обувь.
  • Лелиана: Правда? Ты… тебе нравятся туфли, да?
  • Шейла: Я довольно много вешу. Мягкая обувь на ногах была очень кстати, но я сомневаюсь, что такое можно изготовить.
  • Лелиана: Хм-м. Мне на ум приходят сандалии. Симпатичные сандалии на толстой подошве, с весьма прочными ремнями. О да, это можно сделать! Может быть, мы найдём сапожника, который захочет взяться за этот заказ! Какой цвет ты хочешь?
  • Шейла: Цвет не имеет никакого значения.
  • Лелиана: На самом деле, очень даже имеет. И ещё надо будет выбрать такой фасон, чтоб лодыжки казались потоньше… боюсь, тут тебе без помощи не обойтись.
  • Шейла: У меня… толстые лодыжки?
  • Лелиана: Ничего страшного. Я вот не в восторге от своих бёдер. Важно пользоваться тем, что у тебя есть.
  • Шейла: Хм. Ладно, я хочу красные туфли.
  • Лелиана: О-о! Какое смелое решение! Это надо запомнить!

  • Лелиана: Шейла, а ты жалеешь о той жизни, которой когда-то жила? О столетиях потерянных воспоминаний?
  • Шейла: Оно жалеет о времени, проведённом в чреве матери?
  • Лелиана: Я?.. Ну… нет. То время я не помню.
  • Шейла: Всё точно так же. Я помню досюда, а что было прежде ныне совсем забыто.
  • Лелиана: И ты совсем-совсем ничего не помнишь? Ни крошечки?
  • Шейла: Есть… образы. Лица, для которых у меня нет имён. Места, где я, помнится, была, но не знаю, где они. Жалею ли я об этом? Оно ни с чем не связано. Мысли об этом лишь тревожат меня.
  • Лелиана: Значит, это как сны. Просыпаясь, не помнишь подробностей.
  • Шейла: Сны, значит, такие? Что ж, да. Пожалуй, очень похоже.
  • Лелиана: Как печально! Узнать, что твоя прошлая жизнь это забытый сон… Я так сочувствую.

  • Шейла: Почему бард так смотрит на меня?
  • Лелиана: Я хочу сочинить о тебе песню. «Статуя с золотым сердцем»… или что-то в этом роде.
  • Шейла: Оно думает, что моё сердце из золота? Оно из камня, никак иначе. Холодного камня.
  • Лелиана: Я имею в виду, что у тебя золотое сердце. Сдаётся мне, что это так.
  • Шейла: И это называется «золотое сердце»? Почему?
  • Лелиана: Э-э… потому что золото блестящее и драгоценное и… доброе сердце ценится так же высоко?
  • Шейла: Блестящее.
  • Лелиана: Это так говорится.
  • Шейла: Моё сердце не назовёшь блестящим. Я убиваю. Часто и не без удовольствия.
  • Лелиана: У тебя была и другая жизнь. В глубине, в самой сердцевине своей сущности, ты добрая. Я уверена.
  • Шейла: И всё же я никогда не проявляю этого качества. Ужасно смешно.
  • Лелиана: Шейла, ты не вся каменная. В глубине у тебя есть живое существо.
  • Шейла: Разве что я его съела.

  • Лелиана: Не могу понять, почему ты ненавидишь птиц.
  • Шейла: Потому, что мне приходилось терпеть, что они вечно орут, вечно садятся и, главное, что они всё время га…
  • Лелиана: Нет, это я понимаю. Но ведь он всего лишь… такие они есть!
  • Шейла: Верно. Гнусные твари с крыльями. Порождений тьмы нужно истребить как раз за то, что они такие, какие есть.
  • Лелиана: Но ведь птички это красивые милые создания! Они открывают клювики и поют!
  • Шейла: Бард слышит музыку. Я слышу вопли баньши, от которых вскипает кровь.
  • Лелиана: Но… а как же соловей? Или лебедь?
  • Шейла: Правда, это не голуби. Ну и что? Злые твари в небе.
  • Лелиана: (Вздох) Сдаюсь.

(Шейла узнала историю своего создания)

  • Лелиана: Я и не знала, что ты женщина.
  • Шейла: Потому я не она. Я голем.
  • Лелиана: Но ведь ты была когда-то женщиной. И гномом. Разве это… ничего для тебя не значит?
  • Шейла: Бард говорит о ком-то, кто жил и умер пять веков назад. Что у меня с нею общего?
  • Лелиана: У вас одна душа.
  • Шейла: Я не… оно говорит загадками. Пусть перестанет, не то снесу ему голову.

(Если у Лелианы роман со Стражем)

  • Шейла: Я заметила, что сестра проводит с ним очень много времени.
  • Лелиана: С ним…? Ах да, понимаю. Не ожидала, что ты станешь замечать такое.
  • Шейла: Я сотворена из камня. Это не значит, что я тупа как кирпич.
  • Лелиана: (Хихикает) И я так думаю.
  • Шейла: Сестра не видит проблемы в том, чтобы служить двум хозяевам?
  • Лелиана: Хм. Если отвлечься от слова «служить», я так понимаю, то имеешь в виду Создателя? Я пришла в Церковь послушницей, но обетов не давала. А если б и давала – Церковь не запрещает людям любить друг друга.
  • Шейла: Мне сказали, что сестра покинула службу Создателю, чтобы отправиться сюда.
  • Лелиана: Создателя невозможно покинуть. Он всегда в твоей душе.
  • Шейла: Сдаётся мне, это повод в пользу неверности.
  • Лелиана: Ты… знаешь, ты крайне ехидна для ходячей статуи.
  • Шейла: Мне об этом говорили.

Шейла и Морриган

  • Шейла: Я так понимаю, болотная ведьма уходила убить свою собственную мать?
  • Морриган: Только ради самозащиты.
  • Шейла: Так оно говорит. Значит, оно никак не могла это задумать с самого начала.
  • Морриган: Я ничего не знала о… замыслах своей матери… пока не нашла книгу. Ты намекаешь, что я всё это подстроила?
  • Шейла: Совсем не обязательно, если учесть, что только оно и может прочитать эту книгу. С тем же успехом это может быть дневник или сборник кулинарных рецептов.
  • Морриган: Хочешь, я научу тебя читать эту книгу? Тогда ты сама всё узнаешь.
  • Шейла: (Фыркает) Теперь оно испытывает меня.
  • Морриган: (Хихикает) Ну так что? Будешь учиться или нет?
  • Шейла: Не буду. Мне наплевать, правда это или нет.
  • Морриган: Тогда оставь меня в покое.

  • Шейла: У болотной ведьмы очень много общего с моим бывшим хозяином.
  • Морриган: «Болотная ведьма»? Как оригинально.
  • Шейла: Болотная ведьма такая же высокомерная и жестокая. Я бы не хотела, чтобы у ней в руках оказался мой жезл управления… если бы, конечно, он ещё действовал.
  • Морриган: Сказала бы я тебе, голем, куда ты можешь засунуть свой жезл управления.
  • Шейла: Оно хочет сказать, что если б мой жезл управления действовал, оно не пожелало бы власти надо мной?
  • Морриган: Ну нет, так далеко я бы не зашла. Я бы могла, например, приказать тебе прыгнуть в озеро. В очень глубокое озеро.
  • Шейла: Оно никого не обманет. Болотная ведьма поработила бы мир, если б только могла. Мы плясали бы у неё, как марионетки на ниточках.
  • Морриган: Ах, голем, как ты хорошо меня знаешь. Твой проницательный взор сорвал с меня все покровы.
  • Шейла: Я глаз не спущу с болотной ведьмы. Ей нельзя доверять.
  • Морриган: (Вздох) Теперь и ты говоришь в точности как Алистер.

  • Шейла: Сколько других обликов может принимать болотная ведьма?
  • Морриган: Несколько.
  • Шейла: Может оно стать големом?
  • Морриган: Что, соскучилась по обществу себе подобных?
  • Шейла: Если оно могло бы стать големом, я просто не понимаю, почему оно не останется насовсем в этом облике. Это наивысшая форма существования.
  • Морриган: Нет, я не могу стать големом. Я могу научится принимать облик разных животных, но всякий раз этому надо учиться заново.
  • Шейла: И как же оно изучает нужный облик? Где-то читает об этом?
  • Морриган: (Смеётся) Этому дару нельзя научиться из книг! Нужно скопировать душу животного!
  • Шейла: Не понимаю.
  • Морриган: Тебе и не надо. Камень неизменен – вот и оставь всё, как есть.

  • Шейла: Почему болотная ведьма по-прежнему странствует с Серыми Стражами?
  • Морриган: Ты считаешь, что я не должна этого делать?
  • Шейла: Я любопытна. Мне кажется, что у неё нет причин оставаться.
  • Морриган: То же самое можно сказать и о тебе, голем. Тебя здесь не держит жезл управления.
  • Шейла: У меня нет прошлого, а стало быть, нет цели. О болотной ведьме нельзя сказать то же самое. Её цель просто неизвестна.
  • Морриган: Продолжай задавать вопросы, и я превращусь в птицу. Я это умею.
  • Шейла: (Фыркает) Я не боюсь птиц.
  • Морриган: О, я же не сказала, что ты их боишься. Я просто взлечу повыше и буду парить, парить, пока не…
  • Шейла: Хватит! Я буду молчать.
  • Морриган: Превосходное решение.

  • Шейла: Не могла бы болотная ведьма объяснить мне природу магии? Мне это очень интересно.
  • Морриган: Наверняка найдётся ещё кто-нибудь, кому не прискучат твои настырные расспросы. Может быть, Алистер?
  • Шейла: Боюсь, второй Страж не обладает нужными познаниями, чтобы ответить на мой вопрос.
  • Морриган: Всё равно можешь его спросить. Что бы он ни сказал, нас это, по крайней мере, развлечёт.
  • Шейла: Не понимаю. Я ищу знаний, а не развлечения.
  • Морриган: Твои проблемы. Поверь, ты добьёшься куда большего, если будешь искать развлечений.
  • Шейла: Болотная ведьма очень странное существо. Я её не понимаю.
  • Морриган: Ты не первая, кто так говорит. Хотя, пожалуй, первая из големов.
  • Шейла: Я спрошу об этом болотную ведьму в другой раз, когда оно будет менее склонно отвечать на мои вопросы загадками.
  • Морриган: Тогда, боюсь, тебе долго придётся ждать.

  • Шейла: Я бы всё же хотела узнать, как болотная ведьма учится принимать чужой облик.
  • Морриган: Ну и настырная же ты. Неужели голему всё-таки захотелось стать человеком?
  • Шейла: Человек – это слабый и мягкий облик. Я ничего подобного не желаю.
  • Морриган: В таком случае, откуда такой интерес к перемене облика? Если только втайне не желаешь стать другой?
  • Шейла: Вот зачем болотная ведьма этому учится? Чтобы уйти от собственного облика?
  • Морриган: Отчасти, да. Жить в Диких землях было довольно одиноко. Соединиться с лесом, стать одной из его обитателей… это была хоть какая-то, но свобода.
  • Шейла: Думаю, этот дар весьма пригоден для маскировки.
  • Морриган: Или, быть может, для того, чтобы проходить в дверь, не ударившись головой о притолоку?
  • Шейла: Да, точно.
  • Морриган: Увы. Это недостаточно веская причина.

  • Шейла: А какая причина была бы веской?
  • Морриган: Для чего?
  • Шейла: Оно сказало, что моя причина узнать побольше о перемене облика «недостаточно веская». Так какая причина была бы веской?
  • Морриган: (Хихикает) Не знаю. Назови мне причину, а я скажу, веская она или нет.
  • Шейла: Так оно может просто объявить недостаточно веской любую причину.
  • Морриган: А тебя это злит, верно?
  • Шейла: Я бы сказала, что в своём садизме оно сильно смахивает на птицу.
  • Морриган: Отлично. Предлагаю на этом и закончить.

(Шейла узнала историю своего создания)

  • Шейла: Болотная ведьма как-то странно на меня смотрит. Пускай прекратит, или я проломлю ее крохотную птичью головку.
  • Морриган: Мне попросту трудно поверить, что внутри всего этого скрывается женщина.
  • Шейла: Женщина, которая также была воином. И гномом.
  • Морриган: Да. Это многое может объяснить.

Шейла и Логэйн

  • Логэйн: Я как-то видел голема, такого, как ты. Много лет назад, когда сражался в войске Мэрике.
  • Шейла: Тебе повезло.
  • Логэйн: Это могла быть ты? В таком случае ты была тогда намного покорнее. Верная рабыня мага, служившего эрлу Рендорну.
  • Шейла: Разве я выгляжу покорной?
  • Логэйн: Вовсе нет. Быть может, я ошибаюсь. Подобного сарказма я бы не забыл.
  • Шейла: Значит, мы пришли к единому мнению.

  • Шейла: Оно могло бы выиграть ту битву. Оно ведь об этом знает?
  • Логэйн: Теперь меня ещё будет изводить своими рассуждениями голем? Очаровательно.
  • Шейла: Оно сказало, что поступило так, чтобы защитить свою страну, но ведь это же была не совсем правда?
  • Логэйн: Я понятия не имею, о чем ты говоришь, голем.
  • Шейла: Оно могло бы убить ту женщину, Анору. И тогда оно стало бы королем прежде, чем появились бы другие претеденты.
  • Логэйн: Позволь напомнить, что ты говоришь о моей дочери.
  • Шейла: Знаю. Тем не менее оно говорило, что сделало бы все, что необходимо. Однако это неправда.
  • Логэйн: Я не хотел убивать собственную дочь. Да, это правда. Ты считаешь меня слабым?
  • Шейла: Я не уверена. Если б оно тогда знало то, что знает сейчас - его решение было бы другим?
  • Логэйн: (Вздох) Нет. Нет, я не убил бы её. Даже если б знал.
  • Шейла: Тогда... я удовлетворена.

Шейла и Огрен

  • Шейла: В деревне был один житель, который напомнил мне пьяного гнома.
  • Огрен: Хе, там были гномы, такие, как я?
  • Шейла: Нет. Таких гномов там не было. Они были смирные и пользовались уважением… более или менее.
  • Шейла: Нет, тот, кого я вспомнила, был человек. Его постоянно тошнило на улице. Потом он как-то попал в снежную бурю и замерз до смерти.
  • Огрен: Мда? И чем же это похоже на меня?
  • Шейла: Разве я сказала - похож? Я просто надеялась, что вы окажетесь похожи.
  • Огрен: Кажется, ты здорово смахиваешь на мою бывшую жену.

  • Огрен: Слушай, а големы знают какие-нибудь анекдоты?
  • Шейла: Я знаю, как минимум один. Это пьяный гном, который странствует с Серым стражем, постоянно рыгая и...
  • Огрен: Ба! Я имел в виду настоящий анекдот! Ты же там столько лет стояла, уж наверняка услышала парочку!
  • Шейла: Как-то один человек начал рассказывать приятелю анекдот. При этом он мочился на мою ногу. Признаюсь, я его не слушала. Я была слишком занята тем, что обдумывала план мести.
  • Огрен: Да? И что стало с тем человеком?
  • Шейла: Он пропал во время боя в Хонлете. Печальная история. Должно быть, стукнулся головой о камень.
  • Огрен: Уф. Напомни мне, чтоб, когда захочу отлить, держался подальше от тебя.

  • Шейла: Пьяный гном сражается... довольно неплохо.
  • Огрен: Только не надо говорить это с таким видом, точно у тебя запор.
  • Шейла: Оно не слабое. И не сказать, что неуклюжее. В бою.
  • Огрен: Ты у меня денег хочешь одолжить, или что?
  • Шейла: Я говорю, что есть вещи и похуже, чем когда приходится сражаться с ним.
  • Огрен: Приятно слышать. Может, мне теперь снять штаны? Или ты уже кончила?
  • Шейла: Закончила. Больше ни слова.

(Наковальня пустоты уничтожена)

  • Шейла: (Вздох) Так. У меня к тебе вопрос, гном.
  • Огрен: Да? Звучит так, словно у тебя камушек выходит. (Смеется) Дошло? "Камушек выходит"!
  • Шейла: Да, дошло. Мой вопрос такой: считает ли оно, что если б Наковальня пустоты не была уничтожена, гномы стали бы использовать её?
  • Огрен: Хм-м. Ты имеешь в виду - создавать новых големов? Да, конечно, ты бы и нага сплющить в лепешку не успела.
  • Шейла: Даже если б знали, какие это причиняет муки? Все равно обрекли бы других на такую участь?
  • Огрен: Но ведь не силой же. Наверняка нашлось бы вдоволь добровольцев - вот как ты, например. С каждым годом нас становится все меньше, а порождений тьмы не убывает. Если б это спасло Орзаммар? Само собой, нашлись бы толпы охотников стать големом.
  • Шейла: Значит, оно думает, что уничтожить Наковальню было неправильно?
  • Огрен: (Вздох) Да нет... иногда необходимо помешать кому-то сделать глупость, даже ради благого дела.
  • Шейла: Оно намекает на свою бывшую жену?
  • Огрен: По-моему, некоторым статуям пора проваливать ко всем чертям и задавать свои растреклятые вопросы кому-нибудь другому.

(Бранка мертва)

  • Шейла: Спас бы пьяный гном свою бывшую жену, если б мог? Я решила, что поскольку пьяный гном всегда держится так развязно, его просто нельзя оскорбить по-настоящему.
  • Огрен: Пф. Недурно заявлено. По правде говоря, не знаю. Она показалась мне малость побезумнее, чем в те дни, когда мы ещё были женаты.
  • Шейла: Малость? Оно, конечно же, преувеличивает?
  • Огрен: Бранка всегда была чуток раздражительная. Помнится, как-то она едва не приложила меня по башке кузнечным молотом... эх, хорошее было времечко!
  • Шейла: Мне трудно понять, почему оно было так привязано к этой Бранке.
  • Огрен: А потому что трахалась с фантазией. Уж она-то умела взбодрить старого дружка, если ты понимаешь, о чем я! (Присвистывает) Совершенная! (Ржет)
  • Шейла: Мне больше не хочется в этом разбираться.

Шейла и Пёс

  • Шейла: Я с тебя глаз не спускаю, пёс. Знаешь, сколько твоих сородичей мочилось на меня в той деревне? А я могла только беспомощно стоять и смотреть. Если я только замечу, что ты хоть на дюйм задерешь лапу в мою сторону... бац!
  • Пёс: (Смущенно скулит)
  • Шейла: Рада, что мы понимаем друг друга. По крайней мере, с вашим братом можно договориться... в отличие от тех мерзких крылатых тварей!

(Шейла узнала историю своего создания)

  • Шейла: В твоих собачьих глазах видны проблески разума. Мне пришло на ум, что этот пёс был выкован примерно в том же духе, что и я. Кому-то захотелось создать полезное оружие, и они прибегли к магии, чтобы создать пса. Различие только в том, что я, судя по всему, добровольно согласилась стать такой. Пёс ведь слышал эту историю?
  • Пёс: (Радостный лай)
  • Шейла: Отлично. И все-таки хотела бы я знать: принял бы пёс другое решение, если б у него был выбор? Захотел бы он остаться животным - глупым, бесполезным, но счастливым?
  • Пёс: (Смущенно скулит)
  • Шейла: Я тоже мучаюсь этим вопросом. Мне бы очень хотелось вспомнить, каким я была гномом. Полагаю, между мной и псом все же не так много различий. Вот только... мочись где-нибудь в другом месте.
  • Пёс: (Радостный лай)

Шейла и Стэн

  • Шейла: Я никогда не слыхала о кунари.
  • Стэн: Значит, плохо слушала. Мы не приплыли к этому берегу только в прошлом году, мы проделывали это столетиями.
  • Шейла: Я слушала. Мне, собственно, больше и заняться было нечем, и за все годы, которые я провела в деревне, я ни разу не слышала, чтобы кто-то упоминал кунари.
  • Стэн: Полагаться на людей как на источник знаний - затея безнадежная.
  • Шейла: Они довольно невежественные, правда? И слабые. Даже лучшие из них.
  • Стэн: У нас в Пар Воллене есть пара похожих существ. Люди называют их "обезьянами". Это глупые и трусливые твари. Когда они пугаются, то пронзительно визжат и бросаются испражнениями.
  • Шейла: Превосходное сравнение. Интересно, они в родстве с людьми?
  • Стэн: Вполне возможно.

  • Шейла: Скажи, все твои сородичи, кунари, такие сильные?
  • Стэн: Существо, я здесь не для того, чтобы удовлетворять твоё любопытство.
  • Шейла: Это верно. Я должно быть, разболталась о ерунде, совсем, как человек? Прошу прощения.
  • Стэн: Нет, это мне следует извиниться. Ты не человек. Ты великолепно сработанный механизм.
  • Шейла: Приятно слышать такое от кунари. Если все твои сородичи такие, как ты, удивительно, что вы до сих пор не завоевали людей.
  • Стэн: Я и сам этому удивляюсь.
  • Шейла: Стоит только посмотреть на них. Они такие...
  • Стэн: Маленькие?
  • Шейла: Точно!
  • Стэн: Мы с тобой мыслим одинаково, кадан.

  • Стэн: Не понимаю, что такое голем. Зачем понадобилось создавать такое существо.
  • Шейла: Зачем делают мечи? Чтобы бить врагов.
  • Стэн: Голем, но ты же не меч. Ты говоришь, как живое существо, а поступаешь, как вещь. Я не знаю как к тебе относиться.
  • Шейла: (Фыркает) Управляющий жезл уничтожен, и я больше не вещь.
  • Стэн: Нет? Это все равно в твоем сердце. Ты хоть понимаешь? "Века и века они подымали головы и заявляли миру: "Тем, что случилось до меня, я был выкован. Я же новый и величием превосхожу своих предков". И так каждый шел по разрушенному миру, неправый и необузданный. Менее своего целостного бытия".
  • Шейла: Это загадка?
  • Стэн: (Вздох) Похоже на то.

  • Шейла: Кунари, а каковы, по-твоему, шансы на успех?
  • Стэн: Для Серого стража? Почти никаких.
  • Шейла: Почему же оно идет дальше? Я-то не умру, а оно может.
  • Стэн: Моя миссия точно такая же, как у Серого стража. Я должен видеть это до самого конца.
  • Шейла: Значит, отказаться от этого похода будет потерей?
  • Стэн: Ещё какой. Участвовать в таком походе уже честь, какие бы шансы ни были.
  • Шейла: Честь странная штука. Куда лучше быть практичным.
  • Стэн: Что проку от практичности, если она ведет к трусости и ничтожеству? Лучше жить достойно, чем кое-как.
  • Шейла: М-м... интересная теория.
  • Стэн: Шейла, в жизни есть ценности. Она имеет цену. Но только, если её не жалеешь.

  • Шейла: Я слышала кое-что интересное о кунари.
  • Стэн: Расскажи, кадан.
  • Шейла: Мне говорили, что кунари держат магов на привязи. На привязи! Замечательный подход!
  • Стэн: Не потому, что это доставляет кому-то удовольствие. Так поступили по необходимости.
  • Шейла: Почему бы не избавить их от страданий? Разбить им головы, и дело с концом. Быстро. Практично. Весело.
  • Стэн: Тебя сильно обижали подобные им, так что, твоя жажда крови простительна. Но те, о ком ты говоришь, заслуживают сожаления. И все равно, они должны служить, как и все остальные. Все должны найти себе место внутри кун.
  • Шейла: Похоже, то место, откуда оно пришло, просто чудесное. Маги на привязи! Что они ещё придумают?
  • Стэн: Не рискну утверждать, что они не захотят взять на привязь и тебя, кадан.
  • Шейла: М-м-м... Это уже не так приятно слышать.

  • Шейла: Кунари, у меня есть вопрос на тему религии.
  • Стэн: Тебе, кадан, я отвечу.
  • Шейла: Принял бы его "кун" новообращенного - голема?
  • Стэн: Не знаю. Такого ещё никогда не случалось. Мы принимаем все живые существа, если только они готовы признать свое место в мире.
  • Шейла: И что это за место?
  • Стэн: Одно из множество равных. Внутри куна личность существует для того, чтобы служить.
  • Шейла: Хм-м. Это не так привлекательно. Сочло бы оно равным себе и птиц?
  • Стэн: Птиц? Птицы просто... животные. Им не суждено просветление.
  • Шейла: Превосходно. Весьма многообещающе.

  • Шейла: В нашем прошлом разговоре кунари говорил что-то о равенстве.
  • Стэн: Да, я говорил, что все мы равны под куном.
  • Шейла: А как же люди? Не будут же они такими же равными, как другие?
  • Стэн: У всех, кто принимает кун, есть свое место. В землях, где мы живем, даже эльфы пришли к слиянию с этой философией.
  • Шейла: А если это место в самом низу?
  • Стэн: Если кому-то надлежит там быть, он там и будет.
  • Шейла: Кунари весьма практичный народ, Стэн.
  • Стэн: Я и сам всегда это говорил. Но все равно спасибо.

  • Шейла: Я хочу сказать, что мне было приятно сражаться рядом с кунари.
  • Стэн: Я разделяю твои чувства. Ты замечательный механизм, кадан. Воин, внушающий ужас.
  • Шейла: Но уж конечно не ужаснее, чем кунари. Как потрясающе оно сражает своих врагов!
  • Стэн: Я улыбаюсь всякий раз, когда ты испускаешь боевой клич, потому что знаю: наши враги трепещут.
  • Шейла: Я бы день напролет могла любоваться тем, как ты сражаешься... какой ты умелый, статный, как перекатываются в свете дня мускулы... То есть, я... ладно. Хватит. О сражениях...
  • Стэн: Ты. Тоже.
  • Шейла: Верно.


Диалоги спутников

Dragon Age: Origins: Алистер · Винн · Зевран · Лелиана · Логэйн · Морриган · Огрен · Пёс · Стэн · Шейла
Awakening: Андерс · Веланна · Натаниэль · Огрен · Сигрун · Справедливость
Dragon Age: Witch Hunt: Ариана · Финн · Пёс
Dragon Age II: Авелин · Андерс · Бетани · Варрик · Изабела · Карвер · Мерриль · Себастьян · Фенрис · Таллис · Хоук
Dragon Age: Инквизиция: Блэкволл · Варрик · Вивьен · Дориан · Железный Бык · Кассандра · Коул · Сэра · Солас
Прочее: Диалоги заключенных · Диалоги ставки командования · Диалоги гонцов
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.