ФЭНДОМ


Высказывания Соласа и его диалоги с сопартийцами из "Dragon Age: Инквизиция".

Отдельные высказывания

Во время пролога:

  • Надо поспешить, пока метка не поглотила ее целиком.
  • Моей магией рост метки уже не остановишь... Так что давай уж поторопимся.

Отдельные комментарии:

  • (При нахождении первого астрариума) Не приходилось с этим сталкиваться.
  • (При использовании первого окуляриума) Череп направляет свет на определённые объекты вдалеке. Подобная магия мне незнакома.
  • (При нахождении первого осколка) Интересно. Не могу сказать, что это, но череп неспроста осветил этот объект.
  • (При нахождении третьего осколка) Может быть в Инквизиции смогут понять природу этих предметов.

Во Внутренних землях:

  • Разбойники, демоны, маги и храмовники. Беженцам податься некуда, только ждать помощи.
  • Какое безответственное применение магии. Здешние маги - сущие животные.
  • Маги и храмовники выбрали для выяснения отношений неудачное место.
  • Такой красивый край — и столько горя.
  • Хорошо, что Инквизиция помогает беженцам. А то ведь больше никто не помогает.

В Вал Руайо:

  • Есть вещи, которые не меняются.
  • Все время соревнуются, кто пышнее разоденется. Как глупые птицы, распускающие хвост.
  • У торговцев есть товары со всего мира.
  • Кажется, здесь война чувствуется меньше, чем где бы то ни было.
  • Я так понимаю, в Вал Руайо можно купить что угодно, если только это в моде.

В Бурой трясине:

  • Завеса здесь тонка.
  • Здесь ничто не остается надолго. Что не истлело и не заржавело — поглощают ил с водой.
  • Когда-то здесь стояло могущественное королевство. Я видел отблески во снах.
  • Надо будет потом постирать одежду. Или сжечь.
  • Будьте настороже. За нами наблюдают.

На Штормовом берегу:

  • Я на море редко бывал. Не стоят эти сны таких стараний.
  • Я думал, будет больше торговых кораблей. Наверное из-за последних событий вся торговля исчезла.
  • Интересно, что там, в пучине?..
  • Наверное, тут кишмя кишат контрабандисты.
  • Боюсь, разрывы лишь усугубят шторма, из-за которых берег так называется.

В Крествуде:

  • Повреждения в Завесе сказались на всем Южном Тедасе... а может, даже и на всем мире.
  • Ферелден подвел крествудцев. Они заслужили лучшего.
  • Храбрые люди эти селяне, раз остались и защищают дома.
  • Иногда кажется, что эта земля — просто сборник трагедий. Одна на другой.
  • Разрывы в Завесе угрожают и этому миру, и Тени.

В Западном пределе:

  • Здесь жили империи и свершались великие ритуалы. Потом все кончилось.
  • Я здесь когда-то был. Чуть не умер от жажды.
  • Тогда я и оценил возможность спастись от солнечного удара с помощью магии.
  • Завеса здесь слабая. Странно, что разрывов от этого не больше.
  • Здесь выживают только самые стойкие существа.
  • (О Море)
    • Инквизитор: Предел понемногу оживает после старого Мора.
    • Солас: Моры губят все, через что пройдут. То, что здесь есть животные... ...само по себе неожиданно.

На Священных равнинах:

  • На Священной равнине пролито много не священной крови.
  • Большие битвы истончают Завесу. В будущем здесь будет целый рассадник демонов.
  • А ведь когда они закончат, дворяне по-прежнему будут ждать урожая от крестьян.
  • Когда-то это был красивый край. Жаль его.
  • Долийцы помнят лишь осколки от осколков, но многие не помнят и этого.
  • (У разрушенного моста) Давно ли уже люди на том берегу отрезаны от мира?

В Изумрудных могилах:

  • С тех пор как я здесь был последний раз, лес сильно изменился.
  • Эти деревья, наверное, переживут нас всех.
  • Мне хорошо в лесу. Он мирный.
  • Завеса здесь тонкая. Чувствуешь?
  • Интересно, есть в Долах хоть одно место, куда не ступали люди?

В Запретном оазисе:

  • Тут год можно было работать и никого не видеть, кроме товарищей-шахтеров.
  • Даже в пустыне кроется красота.
  • Надеюсь, они нашли то, ради чего копали.
  • Завеса здесь странная... Словно ее укрепили, но в некоторых местах искривили.

В Эмприз-дю-Лионе:

  • (У красного лириума) Красный лириум. Интересно, как близко нужно находиться, чтобы заразиться?
  • Напоминает о Скайхолде.
  • Есть здесь некая аскетическая красота.
  • Такой зябкий воздух.
  • А духов здесь меньше, чем в других местах.
  • Тем, кто здесь живет, приходится надеяться только на себя.

В Свистящих пустошах:

  • Что ж. Песка тут хватает.
  • Руины, о которых едва помнят. Неизбежная судьба всех городов.
  • Здесь раньше высился лес, пока песок не поглотил корни.
  • Надеюсь, звёзды выведут нас отсюда.
  • (Кашляет.) Извините. Воздух горло дерёт.
  • Необычная здесь фауна. Наверное, какие-то животные пришли вместе с древними гномами.
  • Этот город разрушило время. А не война и не Мор. Хоть одно такое место нашли.
    • Варрик: Жизнерадостен ты, Смеюн, как всегда.
    • Солас: Тебе бы здесь не понравилось. Слишком много гномов.
    • Сэра: Мы же только пришли сюда?..
    • Солас: Такие вещи можно сразу понять. Дрожь в Завесе разная.
    • Сэра: У тебя в Завесе.
    • Коул: Так должно быть? По-другому нельзя?
    • Солас: (Вздыхает.) Нас всех питает надежда.

Солас и Блэкволл

(После получения Скайхолда)

  • Блэкволл: Скайхолд. Как ты его нашел?
  • Солас: Смотрел.
  • Блэкволл (только если Коул рекрутирован): Иногда ты говоришь совсем как Коул. 
  • Блэкволл: Смотрел?
  • Солас: В этом мире много чудес для тех, кто готов их увидеть.

(Если Инквизиция искала помощи магов)

  • Блэкволл: Ты когда-нибудь видел что-то похожее на произошедшее в Редклифе, Солас?
  • Солас: Искажение времени? Я видел магию с самым разным действием, но такое... нет, это что-то новое.
  • Блэкволл: В людских войнах роль магии скромна.
  • Солас: Многие маги грубы. Все, чего они желают, — чтобы сгусток огня был побольше. Но для тех, кто наделен воображением, война становится способом раздвинуть пределы возможного...
  • Блэкволл: Жаль, что Церковь не наложила запретов построже.
  • Солас: Это все равно бы не сработало. Кто рвется к победе — тот будет считать свой случай исключением из правил. Все, что мы можем — это постараться к концу войны не разрушить мир до основания.

(Если Инквизиция искала помощи храмовников)

  • Блэкволл: Эти красные храмовники... Как солдаты могли позволить сделать с собой такое?
  • Солас: Это были храмовники.
  • Блэкволл: Наверное, ты смотришь на них свысока, потому что сам маг.
  • Солас: Видеть, кто они есть, — не значит смотреть свысока. Некоторые солдаты, такие как сер Баррис, — вдумчивы и делают то, что считают верным. А остальные?.. Младшие сыновья, мелкие преступники, воры, громилы, сироты... Либо они приспособятся к жизни без выбора и будут следовать самым худшим приказам... Либо научатся получать удовольствие от причинения боли, не упуская шанса посильнее размахнуться мечом.

(После прохождения личного квеста Соласа)

  • Блэкволл: Жаль твоего... друга. Всегда тяжело кого-то терять.
  • Солас: Спасибо. Сама смерть была не так мучительна, как то, что перед ней. Видеть, как доброго духа извратили, заставили пойти против своей природы... Те маги ничего не знали о моем друге. Хуже того, их это даже не волновало.
  • Блэкволл: Даже не знаю, что сказать.
  • Солас: И не узнаешь, пока невежество не отнимет у тебя все, что ты любил. Надеюсь, с тобой такого никогда не случится.

  • Блэкволл: Эх, Вал Руайо. Помню, впервые туда попал лет тридцать назад. Рынок был вполовину меньше нынешнего. И статуй этих нелепых тоже не было. И уж точно меньше было лотков с дурацкими разукрашенными пирожными.
  • Солас: Когда-то рынок Вал Руайо был лишь грязным скопищем шатров из промасленной кожи. Люди-оборванцы продавали там бусы из кости.
  • Блэкволл: Ты видел это в Тени?
  • Солас: Да. Но почти сразу покинул то воспоминание. Из-за запаха.
  • Блэкволл: Давно это было, наверное.
  • Солас: Да. Сейчас гораздо лучше. А дурацкие пирожные мне нравятся.

  • Солас: Твой Орден... Серые Стражи...
  • Блэкволл (До прохождения личного квеста Блэкволла): Что тебя интересует?
  • Блэкволл (После прохождения личного квеста Блэкволла): Как ты уже знаешь, это не мой Орден.
  • Солас (После прохождения личного квеста Блэкволла): Да, конечно. Но все же, возможно, ты помог бы мне разобраться.
  • Солас: Стражи считают себя защитниками мира от Мора, верно?
  • Блэкволл: Да... но как-то это сейчас скептически прозвучало. Это же вроде общеизвестно?
  • Солас: Когда появляется архидемон, они убивают его. А что они будут делать, когда архидемонов не останется?
  • Блэкволл: Уйдут... на покой?
  • Солас: Без архидемонов не будет Моров. Так они рассуждают?
  • Блэкволл: Ну да. К чему ты клонишь?
  • Солас: Ни к чему. Надеюсь, они правы.

  • Блэкволл (Если Сэра рекрутирована): Мы с Сэрой тут вспоминали тебя. Хотим, чтобы ты нас рассудил в одном вопросе.
  • Солас: (Вздыхает.) С Сэрой? Видимо, вопрос будет непристойным.
  • Блэкволл: Да, есть такое дело. Извини.
  • Блэкволл (Если Сэра не рекрутирована): Солас. У меня вопрос. Ты, наверное, в меня за него огнем запустишь...
  • Солас: Но ты намерен стиснуть зубы и все равно его задать.
  • Блэкволл: Вот дружишь ты с духами в Тени. А бывает так, что... все заходит дальше дружбы? Если понимаешь, о чем я.
  • Солас: Ты сейчас серьезно?
  • Блэкволл: Ну а что! Вполне естественный повод для любопытства.
  • Солас: Естественный, когда тебе двенадцать лет!
  • Блэкволл: Вопрос проще некуда! Или "да", или "нет"!
  • Солас: С Тенью и духами все непросто, особенно в этом аспекте.
  • Блэкволл: Ага! Значит, все-таки приходилось с этим сталкиваться!
  • Солас: Этого я не говорил.
  • Блэкволл: Не волнуйся. Это останется между нами.
  • Солас: Дурак.
  • Блэкволл: Ну и кому из нас двенадцать лет?

  • Солас: Я буду это помнить. Когда все кончится.
  • Блэкволл: Это? Войну? Инквизицию?
  • Солас: Людей. Как ты сражался с такой толпой. Это было... храбро.

  • Блэкволл: Эльфийский корень. А у эльфов он просто "корень"?
  • Солас: Нет, мы его называем по-другому.
  • Блэкволл: Ну-у, так неинтересно.
  • Солас (только если Сэра рекрутирована): Ты слишком много общаешься с Сэрой. 

  • Блэкволл: Ты в Тени многое повидал. А как ты отличаешь, что из этого правда, а что — нет?
  • Солас: Я и не отличаю. В Тени все — воспоминания. А в воспоминаниях всегда много шелухи. Как и в ваших исторических книгах. В них есть правда, но чтобы увидеть ее, нужны ум и здравомыслие.

  • Солас: Я слышал тебя утром на тренировочном дворе.
  • Блэкволл: Ох. (Вздыхает.) Я обучал новых рекрутов. Было слишком громко, да?
  • Солас: Нет-нет... все в порядке. Дети ничему не учатся, пока на них не наорешь.

  • Блэкволл: Ты напоминаешь мне одного знакомого. Он тоже увлекался Тенью и духами.
  • Солас: Тоже маг?
  • Блэкволл: Нет, просто любил есть эти чудные багряные кактусовые плоды. Не думаю, чтобы он хоть раз правда бывал в Тени.

  • Блэкволл: Можешь что-нибудь посоветовать насчет того, как драться с демонами, Солас?
  • Солас: Продержись тридцать ударов сердца, и ты уже победил.
  • Блэкволл: Иными словами — "постарайся не умереть". Бесценный совет.
  • Солас: Я имею в виду, демоны редко бывают настолько умны, чтобы менять свою тактику. Если сосредоточишься на защите, то за первые тридцать ударов сердца увидишь все, что они могут. Стало быть, сможешь разглядеть слабое место и воспользоваться им.
  • Блэкволл: О. Вот теперь понял. Постараюсь запомнить.
  • Солас: И постарайся не умереть.

  • Солас: У тебя, наверное, много боев за плечами.
  • Блэкволл: Как и у всех.
  • Солас: У тебя больше. Ты живешь войной, дышишь ею, понимаешь ее. Это твой дом.
  • Блэкволл: Это как понимать?
  • Солас: Я не хотел обидеть. Мы оба навидались ужасов. Видели смерть и разруху. Видели, как то, что мы любим, обращается в прах. Приятно чувствовать что-то родственное в товарище.

  • Блэкволл: Ты говорил про смерть и разруху. А ты сам сражался на войне? 
  • Солас: В Тедасе постоянно где-нибудь идут бои. Про эти ты, наверное, и не слыхал. 
  • Блэкволл: Эльфийские стычки?
  • Солас: Можно и так сказать. А ты?
  • Блэкволл: Я был солдатом. И я... ну... ты сам знаешь.
  • Солас: Знаю.

  • Блэкволл: При всем своем опыте, Солас, держишься ты не как солдат.
  • Солас: Видел бы ты меня молодым. Горячий был и заносчивый, вечно лез в драку.
  • Блэкволл: Эх, молодость.
  • Солас: Есть у бойцов тонкое равновесие. Если увлеченности мало, то и умения не прибавляется. Кто-то из-за этого гибнет, кто-то уходит.
  • Блэкволл: А кто слишком увлечен — те тоже гибнут. Или становятся такими чудовищами, что лучше бы погибли.
  • Солас: Да. Мало солдат, которые умеют сражаться, но не растворяются в войне без остатка.

(После прохождения личного квеста Блэкволла)

  • Блэкволл: Ты со мной почти не разговаривал с тех пор, как... ну, ты понял.
  • Солас: А что тут скажешь? Я думал, мы похожи. Оба были на войне, знаем, как дорого она обходится, но понимаем, что без этого не обойтись. А в том, что совершил ты, не было никакой необходимости. Ты не выживал в смерти и разрухе. Ты их сеял, чтобы подкормить собственные желания.
  • Блэкволл: Я знаю. Я это вижу каждый раз, глядя в зеркало. И я пытался это искупить.
  • Солас: Под чужой личиной. Сбежал вместо того чтобы признать свои поступки. Лишь зря растратил свое время.

(После прохождения личного квеста Блэкволла)

  • Солас: Хочу извиниться за свои слова, Блэкволл.
  • Блэкволл: Да нет, ты был прав. Я это заслужил.
  • Солас: У моего народа есть пословица: "Больше всего крови — на руках целителя". Нельзя обработать рану, не зная, насколько она глубокая. Как нельзя утолить боль, скрывая ее. Нужно это принять. Смириться с кровью, чтобы что-то исправить. Ты сделал первый шаг — это всегда самое трудное.

(Если у леди Инквизитора роман с Блэкволлом)

  • Солас: Значит, вы с Инквизитором вместе?
  • Блэкволл: Да. Ты против?
  • Солас: Нисколько. В такие времена нужно хвататься за любую возможность передышки. Хорошо, что ты разрешил себе хоть какие-то радости.
  • Блэкволл (после прохождения лчиного квеста Блэкволла): А мне казалось, ты считаешь, что я должен продолжать себя наказывать.
  • Солас (после прохождения лчиного квеста Блэкволла): Я бы огорчился, забудь ты о своем прошлом, но это вряд ли случится. А вот чувство вины — это лишь помеха. Мы не можем ее себе позволить.
  • Блэкволл: А у тебя как? Нашел кого-нибудь для "передышки"?
  • Солас: Моя отдушина не в этом.

Солас и Варрик

  • Варрик: Ну вот, друг мой эльф, снова мы разгребаем людскую заваруху.
  • Солас: И чтобы делала Инквизиция, не уравновешивай её мы, а, мастер Тетрас?
  • Варрик: Наверное, жгла бы все без разбору.
  • Солас: Вполне в духе большинства известных мне людей.

Или:

  • Кассандра: Вы закончили, господа?
  • Варрик: Ладно, ладно, не кипятись. Мы здесь как раз для того, чтобы вам, незадачливым людям, помочь.
  • Солас: Пока вы все кругом не повзрывали.
  • Варрик: Как обычно.

  • Солас: Варрик, скажи, это Искательница Пентагаст заставила тебя после допроса вступить в Инквизицию?
  • Варрик: Она очень настойчиво попросила.
  • Солас: Как любопытно.
  • Варрик: Что любопытно?
  • Солас: Выходит, добровольно в Инквизицию пришел не кто-нибудь, а эльф-отступник.

  • Варрик: Как по-твоему, кто круче: Жозефина, Лелиана или Кассандра?
  • Кассандра: Я, между прочим, вас слышу.
  • Варрик: Это ещё не повод тебя вычеркивать, Искательница.
  • Солас: А Каллена мы даже не рассматриваем?
  • Варрик: Кудряшка? Да они его просто для фона рядом держат, чтобы милыми казаться.

  • Варрик: Ты и вправду почти все свое время проводишь в Тени?
  • Солас: Столько, сколько удается. Тень - кладезь знаний для умеющих искать.
  • Варрик: Это да... Но я даже не представляю, каково эти сны смотреть, не говоря уже о хождении по ним. Особенно при том, что вылезающие из Тени подарочки кого угодно способны довести до помешательства.
  • Солас: Как и люди. Но все же мы продолжаем с ними общаться... когда нет другого выхода.

  • Солас: Странно, что гномы теряют подземные территории.
  • Варрик: Что такого странного в полчищах порождений тьмы?
  • Солас: Вообще-то много чего, но это другой вопрос. Смотри, в руках гномов — весь лириум. Они бы могли сыграть на этом.
  • Варрик: Знаешь, когда порождения тьмы не бродят поверху и не лезут к людям, до людей не достучишься.
  • Солас: У тебя есть связи с Хартией. Ты сам понимаешь, что гномы могли бы подергать за ниточки. Вы бы могли выторговать себе земли с поверхности или потребовать помощи в освобождении гномьего королевства... Но вы ничего такого не делаете.
  • Варрик: Думаешь, я сам так не считаю, Смеюн? Но таков уж Орзаммар.

  • Варрик: Знаешь, что мне в тебе нравится, Смеюн? Твой бесконечный оптимизм.
  • Солас: Как хорошо иметь товарища, который додумывает тебе недостающие качества!
  • Варрик: Нет, я серьезно. Стал бы иначе эльф-отступник помогать церковникам закрыть трещину в небе?
  • Солас: Если так посмотреть, то и не поспоришь.

  • Варрик: Видал, Смеюн, какие у знати были физиономии в Зимнем дворце?
  • Солас: Не привыкли они видеть эльфов без лакейской ливреи... а гномы для них — и вовсе экзотика.
  • Варрик: Бесценное зрелище. Обязательно вставлю в следующую книгу.
  • Солас: Задумываешь посвятить главу дворцовым интригам?
  • Варрик: Почти угадал. Нужно описать лицо человека, проглотившего нечто отвратительное.

  • Солас: Ты не скучаешь по жизни под землей? По зову Камня?
  • Варрик: Не-а. Чем бы там ни был этот Камень с заглавной буквы, его уже не было, когда я появился на свет.
  • Солас: Но... может быть, ты все равно скучаешь?
  • Варрик: Как можно скучать по тому, чего никогда не знал? Ну ладно, предположим, у меня было бы это чувство, связь с Камнем. Спрашивается, чего бы мне это стоило? Потерял бы я друзей наверху? Перестал бы рассказывать истории? Мне нравится быть собой. А если захочется песен — пойду в таверну.
  • Солас: Звучит мудро.

  • Солас: Неужели нет даже никакого движения за объединение Оразаммара и Кэл Шарока?
  • Варрик: Что с тобой, Смеюн? Почему тебя вдруг озаботила судьба гномов?
  • Солас: Как-то раз в Тени я увидел воспоминания человека, жившего в одиночестве на острове. Все его соплеменники умерли: кто-то от болезни, кого-то растерзали звери. Его жена скончалась при родах. Уцелел он один. Он мог бы попытаться выбраться, найти новую землю, новый народ. Но он остался. Каждый день он выходил на рыбалку в утлом суденышке, а по ночам пил сидр и смотрел на звёзды.
  • Варрик: Ну, бывает и хуже.
  • Солас: Как можно радоваться жизни, заранее сдавшись и зная, что с тобой уйдет всё? Как можно не пытаться бороться?
  • Варрик: Наверное, всё зависит от качества сидра.
  • Солас: Наверное.

  • Солас: Прости, что достаю тебя вопросами о гномах, Варрик. Большую часть этого мира я вижу в снах. Вижу людей, эльфов, даже кунари. И только о гномах нет ничего, кроме редких осколков воспоминаний, случайно сохраненных духами. Теперь я понимаю, почему.
  • Варрик: И почему же?
  • Солас: Гномы — отсеченная рука некогда могучего героя, лежащая в луже крови. Как бы искусна она ни была, без туловища эти умения потеряны. Она может дернуться напоследок, словно живая, но уже никогда не увидит снов.
  • Варрик: Ты, главное, при хартийцах это не расписывай, Смеюн. Они могут неправильно понять.

  • Солас: Выходит, тебя устраивает греться на солнышке, задумываясь о том, кем ты мог быть? Не пытаясь бороться?
  • Варрик: Ты все не так понимаешь, Смеюн. Это и есть борьба.
  • Солас: Безвольно принимать свою участь - это борьба?
  • Варрик: В твоей истории про рыбака, который смотрел на звезды... Ты считаешь, что он сдался, да?
  • Солас: Да.
  • Варрик: Но ведь он продолжал жить. Он всё потерял, но по-прежнему вставал по утра. Он добывал себе пищу, даже оставшись один. Таков мир. Ты строишь - он разрушает. Все, что у тебя есть, он когда-нибудь заберет. Все уходит. Выбор только в том, опустить ли руки в ожидании смерти или продолжать путь. Он продолжал путь. Если и можно достойно ответить миру, то только так.
  • Солас: Хорошо сказано. Возможно, я ошибался.

  • Варрик: Значит... дыры в Завесе возникают не сами по себе, да?
  • Солас: Если сосредоточить достаточно магии, это возможно.
  • Варрик: Но есть и более простые способы что-то взорвать.
  • Солас: Это верно.
  • Кассандра: То, как это случилось, обсудим, когда минует опасность.

  • Варрик: Что это тебя все тянет на фатализм? Ты всегда такой жизнерадостный или просто дыра в небесах влияет?
  • Солас: Не понимаю о чем ты.
  • Варрик: Да все о твоих "павших империях". Сдались тебе эти империи. Ну потеряли мы Глубинные тропы, ну не хочет Орзаммар из гордости просить помощи. И что? Мы - не Орзаммар и не империя. Десятки тысяч гномов сейчас живут под солнцем и не очень-то страдают. Жизнь продолжается. Просто старое уступило место новому.
  • Солас: И ты даже не знаешь, что вы потеряли с этой переменой.
  • Варрик: Знаю то, что я не потерял. Тейги пали, а я здесь, живой и здоровый.

  • Солас: Варрик, ты до этого уже сражался с Корифеем?
  • Варрик: Не хочется об этом вспоминать, но было дело.
  • Солас: И ты убил его. И был уверен, что он тогда умер?
  • Варрик: Да. К чему ты клонишь, Смеюн?
  • Солас: Он выжил на Конклаве. Все кругом погибли, а он нет. Если он способен выдержать взрыв, подчистую сносящий вершину горы, хорошо бы выяснить, как ему это удается.
  • Варрик: А если мы узнаем, нам это сильно поможет? Стражи не смогли его убить, и им понадобилась тысяча лет, чтобы осознать свое бессилие.

  • Солас: Это правда, что вся экономика гномов зиждется на лириуме?
  • Варрик: Большей частью. Еще у нас монополия на рынке нагов.
  • Солас: И при этом сами орзаммарские гномы никогда лириум не изучали?
  • Варрик: Если б изучали, не продавали бы наверх. А что?
  • Солас: Ведь это источник всей магии, кроме той, что исходит от самих магов. И только гномы могут без опаски его добывать. Удивительно, что они не пытались разобраться подробнее.
  • Варрик: Да орзаммарцам вообще ни до чего дела нет, кроме как до традиций.

  • Солас: Я слыхал, твои книги очень популярны, мастер Тетрас.
  • Варрик: Не жалуюсь.
  • Солас: Искенне за тебя рад.
  • Варрик: Правда? А где же сарказм, где взгляд свысока?
  • Солас: Мы живем в темное и недоброе время, дитя Камня. Почти все, во что народы верили, рухнуло. Если у тебя получается подарить им покой в мирах между страниц, ты уже делаешь больше, чем прочие.

  • Солас: У тебя потрясающий арбалет, Варрик. Странно, что гномы не делают такие массово.
  • Варрик: Женщина, смастерившая Бьянку, этого бы не хотела. Войны и так слишком кровопролитны.
  • Варрик: Представляешь, если бы все арбалеты стреляли так далеко и быстро, не требуя особых умений от стрелка? Каждый бой превращался бы в побоище.
  • Солас: Согласен. Меня это просто удивило, отнюдь не разочаровало.

  • Солас: В конце "Трудной жизни в Верхнем городе" почти каждый персонаж оказывается шпионом или предателем.
  • Варрик: Погоди, ты читал мою книгу?
  • Солас: Она стояла в библиотеке Инквизиции.
  • Солас: Все, кроме Доннена, вели двойную игру. Так обычно и бывает?
  • Варрик: Мы сейчас говорим о книгах? Или ты интересуешься, все ли мои знакомые - шпионы?
  • Солас: А в гномьей литературе вообще много плутов?
  • Варрик: Есть несколько, но это скорее исключение. Оычно там всякое почитание предков.
  • Варрик: Скучища та еще. Вот в людской литературе действительно полно ловкачей и шутников.
  • Солас: Занятно.
  • Варрик: Да я бы не сказал. Гномы пишут о том, как бы они хотели, чтобы было. Люди пишут, чтобы разобраться, как все есть на самом деле.

Солас и Вивьен

  • Вивьен: Отступник, стало быть?
  • Солас: Верно, мадам чародейка. Я не учился в вашем Круге.
  • Вивьен: Что ж, дорогой мой! Надеюсь, вы сможете о себе позаботиться если мы столкнемся с чем-нибудь вам неизвестным.
  • Солас: Надеюсь, в свою очередь, что смогу научиться так же ловко закрывать разрывы, как вы в Убежище. Ох, стойте. Запамятовал. Вас ведь там не было.

  • Вивьен: Дорогой Солас, если понадобится совет по правильному ведению магического боя, дайте знать.
  • Солас: Непременно. Вы хотели посоветовать мне мага Круга, который не расходует половину сил барьера в первые пять секунд?

  • Солас: Не стоит ли почистить посох с помощью маны, чтобы снять остаточную энергию?
  • Вивьен: В Круге прекрасно учат управлять энергией. Сомневаюсь, что вы можете открыть для меня нечто новое.
  • Солас: Значит, вы намеренно оставляете эту ауру на посохе?
  • Вивьен: Вас это беспокоит, мой дорогой?
  • Солас: Нет-нет. Вам виднее.

  • Вивьен: Я уверена в вашей компетенции, Солас, но позвольте дать совет?
  • Солас: О-о, буду весьма рад. Говорите, мадам чародейка.
  • Вивьен: Вы недавно подпалили себе подол заклинанием.
  • Солас: Наверное, это был просто мираж Тени.
  • Вивьен: Не буду подвергать сомнению ваше знакомство с Тенью, но распознать огонь я в состоянии, дорогой мой.
  • Солас: Он быстро погас. Стоило ли это упоминания?
  • Вивьен: Очень даже стоило.

  • Вивьен: Дорогой мой Солас, на вашу магию влияют колебания Тени?
  • Солас: В этом нет ничего удивительного, если задуматься, какая энергия исходит из разрывов. А как у вас, мадам чародейка?
  • Вивьен: Точно так же.

  • Солас: Скажите, мадам чародейка, неужели вам никогда не хотелось исследовать Тень во сне?
  • Вивьен: Предпочитаю исследовать мир, в котором живу.
  • Солас: Какая жалость. А ведь как возросло бы ваше могущество, не ограничивай вы себя предрассудками.
  • Вивьен: О-о, искушение свернуть с пути. Вы прямо как демон гордыни.
  • Солас: Мадам чародейка, любой демон гордыни, завидя вас, убежит прочь, тряся головой и истерично хохоча.
  • Вивьен: Уже убегали, дорогой мой. И не раз.

  • Вивьен: Знаете, Солас, вы прекрасно творите заклинания даже без знаний и без техники.
  • Солас: Прилежное обучение дало вам фундамент, я согласен. Но оно же воздвигло стены, которые лишь мешают.
  • Вивьен: Предпочитаю, чтобы между мной и демонами была стена, дорогой мой.
  • Солас: Вы прошли Истязания, на которых Круг вам внушил, что все демоны пытаются вами завладеть.
  • Вивьен: Отнюдь! Некоторые просто пытаются убить. Вы, конечно, заявите, что нет?
  • Солас: Зачем? Вы мне всё равно не поверите. Вы слишком хорошо усвоили свои уроки.

(После квеста Квест (Inquisition)По секрету Инквизиция взяла магов в союзники)

  • Вивьен: Вы, должно быть, довольны, дорогой отступник. Ваши мятежники получили поддержку Инквизиции.
  • Солас: Мои мятежники? Вы считаете меня их засланцем, доносящим их волю до ушей Инквизитора? Как приятно.
  • Вивьен: Вам нравится видеть в себе злодея?
  • Солас: Не больше, чем любому, кто умён и задаётся вопросом: «а что бы я пошёл, если пришлось?». Но вообще-то я имел в виду вас, мадам чародейка. Как вам было бы приятно разглядеть предателя, помогающего мятежника. Вы ведь никогда не сомневаетесь в правоте вашего Круга.

(После квеста Квест (Inquisition)Защитники справедливости Инквизиция взяла храмовников в союзники)

  • Вивьен: Вы, должно быть, разочарованы дорогой отступник. Союз Инквизиции с храмовниками не сулит ничего хорошего вашим мятежникам.
  • Солас: Я семена вашего бунта не сеял, мадам чародейка. Вы сами взрастили эти плоды.
  • Вивьен: И я снова сделаю всё, что в моих силах, чтобы они были защищены от мира, который их ненавидит и боится.
  • Солас: Маги будут жить в лишениях, но вы-то будете не с ними. Вы воспользуетесь их силой, чтобы укрепиться у власти. Хороший ход, мадам чародейка. В ином веке вы могли бы править империей.
  • Вивьен: Вы слишком любезны, мой дорогой. Впрочем, и этот век ещё не подошёл к концу.

  • Вивьен: Итак, отступник, если Круги столь плохи, что бы вы предложили взамен? Селить вам подобных среди народа, без охраны и надзора?
  • Солас: Да.
  • Вивьен: А что станете делать, когда в них вселится демон или когда они кому-то навредят?
  • Солас: Убью их. Магия утончённее меча или лука, но убийца всегда останется убийцей.
  • Вивьен: Значит, вы будете отвечать убийством на убийство в одиночку? Или дадим это на откуп толпе? Если собираетесь вершить правосудие сами, вам понадобится вечная жизнь и всеведение. Вот бы были такие специальные воины, чтобы искать и уничтожать опасных магов! Насколько бы легче всё стало!
  • Солас: Легче, не сомневаюсь. Пока привычка делить всё на белое и чёрное не затуманила бы им голову.

  • Солас: Набирайтесь впечатлений, мадам чародейка. Потом запрёте себя снова в какой-нибудь башне и будете вспоминать эти дни с ностальгией.
  • Вивьен: Неважно, что кто-то заперт. Важно — у кого ключи.
  • Солас: Вы всегда одерживаете победу. Блестяще играете в политические игры.
  • Вивьен: Почту за комплимент, хоть в ваших устах он и звучит как проклятие.
  • Солас: Со своими талантами вы могли бы сделать жизнь магов лучше. Но вас заботит лишь собственное могущество.
  • Вивьен: А что, если моё могущество и есть способ улучшить жизнь магов?
  • Солас: Вы всегда считаете, что знаете лучше всех, что нужно миру?
  • Вивьен: У меня нет потребности быть в центре славы... Но, коль скоро другие пробуют и у них не выходит, почему бы не попытаться и мне?
  • Солас: Тогда, мадам чародейка, вот вам ужаснейшее проклятие моего народа: диртара-ма.
  • Вивьен: И что же означает сия нескладная эльфийская фраза, дорогой отступник?
  • Солас: «Учиться вам ещё и учиться».

  • Солас: Должно быть, вас огорчает, что мной, отступником, так и не овладел какой-нибудь демон?
  • Вивьен: Вовсе нет, дорогой мой. У вас определённо редкий талант касательно Тени.
  • Солас: Вы мне льстите.
  • Вивьен: Я больше удивлена, что вас не закололи вилами напуганные крестьяне.
  • Солас: Да-да. Тех магов, которых запирали в башнях и терзали храмовники, я вижу, удалось уберечь.
  • Вивьен: Удавалось, пока сумасшедший отступник не взорвал киркволлскую церковь и не затеял войну, которая большинству магов была ни к чему.
  • Солас: Ваш Круг был притёртой крышкой на кипящем котле. Спокойно себе стоял. Если не заглядывать внутрь — всё прекрасно! А потом вдруг раз и взорвался. Какая неожиданность!

  • Солас: Должно быть, тяжело вам на своём посту при орлесианском дворе, мадам чародейка?
  • Вивьен: Дорогой мой, я понятия не имею, о чём вы.
  • Солас: Игра кипит вокруг вас, но из-за магии вы не можете насладиться ею сполна. И вечно зудит внутри вопрос — как далеко вы пошли бы без магического дара?
  • Вивьен: Не говорите ерунды. Не будь я магом, орлесианский двор вряд ли заинтересовался бы мной вообще.
  • Солас: А эта мысль, наверное, мучит ещё сильнее.

(После квеста Квест (Inquisition)Злые глаза и злые сердца)

  • Вивьен: Надеюсь в Зимнем дворце вас не принимали за слугу, Солас.
  • Солас: Подобные ошибки по сути своей — удачные возможности. Знать может говорить при слугах то, чего никогда не сказала бы при Кассандре или Инквизиторе.
  • Вивьен: Верно. Все, кто берется за Игру, умеют найти в ней применение слугам. Хотя не ожидала, что эльф-отступник так быстро это поймет.
  • Солас: Прошу прощения, что не оправдал ваших ожиданий.

(После квеста Квест (Inquisition)Злые глаза и злые сердца)

  • Солас: Было так увлекательно наблюдать за вами в Зимнем дворце, мадам чародейка.
  • Вивьен: Рада, что всем доставляют удовольствие подобные мероприятия. Даже тот, кто не понимает тонких игр в обществе, может насладиться пышностью происходящего.
  • Солас: Это пышность без содержания, мадам чародейка.
  • Вивьен: Как и всё сущее, не правда ли?

(После квеста Квест (Inquisition)Там лежит Бездна)

  • Вивьен: Маги Серых Стражей — такой вдохновляющий пример, правда, Солас? Никаких ограничений, навязанных Кругом. Они сумели показать, что не нуждаются в надзоре и руководстве... Жаль только, повели себя так безобразно. Испортили всё впечатление!
  • Солас: Я никогда не утверждал, что магам закон не писан, мадам чародейка.
  • Вивьен: Конечно, дорогой мой. Вы это просто подразумевали, когда не предложили ничего лучшего.

(После квеста Квест (Inquisition)Там лежит Бездна)

  • Вивьен: Корифей — сложная натура. У него столько источников силы. Мор, собственная магия... Эльфийский артефакт в руках... А теперь он с помощью демона ещё и одурачил магов ложным Зовом.
  • Солас: Ложный Зов — это и есть моровая магия. Демон лишь усилил её.
  • Вивьен: Древний магистр — как человек, пьющий из трёх бокалов одновременно.
  • Солас: И в одном из бокалов — яд.

(После квеста Квест (Inquisition)Там лежит Бездна)

  • Вивьен: Вы не одобряете моровую магию Корифея, Солас?
  • Солас: Кто угодно её не одобрит, если он разумен.
  • Вивьен: И всё же вы не возражаете против того, что Серые Стражи пользуются магией крови.
  • Солас: Магия крови не хуже обычной, если использовать её с умом. А вот скверна... Скверна разрушает всё, чего касается. Кто считает, что может подчинить её себе — безумен.
  • Вивьен: Я так понимаю, Серые Стражи определённым образом связаны со скверной.
  • Солас: Это объясняет, почему в Адаманте не было стариков.

(После квеста Квест (Inquisition)Плоды гордыни)

  • Вивьен: Вы, наверное, рады находкам в храме Митал, Солас?
  • Солас: Чем же эти руины должны были меня обрадовать, мадам чародейка?
  • Вивьен: Теперь вы знаете, что эльфы некогда были могущественным народом.
  • Солас: Я и раньше знал. Храм Митал — лишь очередное напоминание о том, что утеряно.

(После квеста Квест (Inquisition)Плоды гордыни)

  • Вивьен: Признаюсь, Солас, я ожидала, что вы вернётесь в храм Митрал. Там осталось столько могущественной магии... Другой вопрос — стоит ли к ней притрагиваться?
  • Солас: В кои-то веки мы в чём-то сошлись. Не зря многие реликвии были преданы забвению.
  • Вивьен: Вы бродите по Тени, чтобы открывать эти тайны, верно?
  • Солас: Когда я просыпаюсь, этими тайнами забиты все мои мысли. Сила храма Митал ощутима, велика... и при этом её слишком просто пустить во вред.
  • Вивьен: Не так уж мы и различаемся, дорогой мой отступник. Вы тоже смиряетесь с ограничениями ради безопасности.
  • Солас: Надо быть в высшей степени неразумным, чтобы закрыть глаза на столь явное свидетельство гибели целой империи. Мы можем расходиться во многих вопросах, мадам чародейка, но неразумными нас не назовёшь.
  • Вивьен: Вы очень любезны.

Солас и Дориан

  • Дориан: Та сфера у Корифея... Ты уверен, что она эльфийская, Солас?
  • Солас: Наверняка. А почему ты спрашиваешь?
  • Дориан: В Магистериуме на стенах есть роспись, на которой люди с такими же сферами. Стены были расписаны задолго до эпохи магистров. Наверное, это древнейшие сновидцы. В книгах такие сферы называются сомнабориями — "Сосудами снов". Может быть, это то же самое?
  • Солас: Возможно. Древние люди многое взяли у эльфов.
  • Дориан: А Корифей недалеко ушел от тех времен. Хм-м.

  • Дориан: Солас, значит, ты изучаешь духов?
  • Солас: Да.
  • Дориан: А у меня на родине духов держат в качестве слуг.
  • Солас: Мне говорили.
  • Дориан: Их можно для таких дел приспособить, ого-го. Тебе бы посмотреть.
  • Солас: Империя Тевинтер — опасное место для эльфа.
  • Дориан: А-а. Да, что-то я забыл.

  • Дориан: Не хочешь себе слуг-духов, Солас? Ты бы легко их подчинил.
  • Солас: Нет. Это живые и разумные существа. Привязывать их против воли - дурно.
  • Дориан: Да много ли у них воли? Это же бесформенные сгустки Тени.
  • Солас: Хм-м.
  • Дориан: Нет ничего плохого в том, чтобы пристроить их к делу. У меня на родине маги обычно хорошо с ними обращаются.
  • Солас: А если у них проявится магический дар, то их отпускают?
  • Дориан: Что? У духов не бывает магического дара.
  • Солас: А, извини. Я думал, ты о рабах.

  • Дориан: Солас, а вот когда ты испускаешь посохом тот огонек... ты перенаправляешь окружающую энергию в собственную ауру?
  • Солас: Да. Это стирает избыточную магию и создает случайный барьер, который портит магию врага.
  • Дориан: Потрясающе. Это же тевинтерский прием. Никогда не слыхал, чтобы кто-то пользовался им на юге.
  • Солас: Он не тевинтерский, он эльфийский.
  • Дориан: Да? Значит, мы... а, тогда забудь.
  • Солас: Но о чудесах тевинтерской магии ты продолжай, продолжай.

  • Дориан: Солас, я тебя обидел?
  • Солас: Если и да, какая тебе разница?
  • Дориан: Мы же все-таки делаем общее дело. И еще я уважаю твой талант.
  • Солас: Мой талант как мага.
  • Дориан: Ну, я понимаю, что в тебе есть не только это...
  • Солас: Дориан, наши различия - не формальности, которые можно отбросить.
  • Дориан: Я... просто надеялся найти общий язык, только и всего.

  • Дориан: Дай-ка я подытожу, Солас. Ты отступник, не долиец и не городской эльф, живешь один в лесу и изучаешь духов.
  • Солас: Тебя это беспокоит?
  • Дориан: Нет-нет. Ты самобытен и неповторим, как снежинка. Продолжай жить в полусне.

  • Солас: Дориан, я удивлен, что ты не практикуешь магию крови. Разве она не популярна в Тевинтере?
  • Дориан: Странно, что ты не распеваешь песни, танцуя голышом под луной. Я поражен.
  • Солас: Тевинтерские представления об эльфах как всегда точны и познавательны.
  • Дориан: Эх. А так хотелось посмотреть, как от твоей песни цветочки на полянке расцветают.

(Если Солас был в Тени, а Дориан нет)

  • Дориан: Подумать только, ты был в Тени. Физически.
  • Солас: Думаешь, этим достижением можно гордиться?
  • Дориан: Все-таки это второй случай в истории, Солас. Шутка ли.
  • Солас: В человеческой истории.
  • Дориан: Да уж, Тень для нас, людей, по-прежнему тайна за семью печатями. И всегда ею будет.
  • Солас: Может, это и к лучшему.

  • Солас: Я заметил, что ты используешь заклинание отмены вместе с нападением.
  • Дориан: Отмена разрушает окружающую магию. Удары становятся сильнее.
  • Солас: Но разве ты потом сам не тратишь уйму магии, чтобы преодолеть свою же отмену?
  • Дориан: Нет-нет. Я немного искривляю Завесу, чтобы между заклинаниями был промежуток.
  • Солас: А, конечно. А не пробовал схлопывать искривление, чтобы повысить связанную энергию?
  • Дориан: Как при щелчке кнутом? Да, однажды попробовал. Зубы были забавные на вкус.
  • Сэра: Оба долбанутые!

  • Солас: Занятно, что ты не практикуешь магию крови, Дориан. Разве она не популярна в Тевинтере?
  • Дориан: Если уж делиться откровениями - то где твои танцы нагишом под луной? Я удивлен.
  • Солас: Тевинтерские легенды об эльфах по прежнему точны и познавательны.
  • Дориан: Эх. А так хотелось посмотреть, как от твоей песни цветы на полянке расцветают.

  • Дориан: Солас, как бы там ни было — мне жаль. Эльфийский город Арлатан был магическим сокровищем, и то, что мои далёкие предки его уничтожили...
  • Солас: Дориан... хватит. Империи рождаются и умирают. Арлатан в своё время был не невиннее, чем твой Тевинтер. Твоя ностальгия по древним эльфам бестолкова, несмотря на всю романтику. А если тебя печалят прегрешения более позднего времени, лучше освободи всех нынешних рабов в Тевинтере. Независимо от расы.
  • Дориан: Я... понятия не имею, как мне это сделать.
  • Солас: Тогда, может быть, тебе не так и жаль?

  • Дориан: Солас, что этот твой вид должен значить?
  • Солас: Прошу прощения?
  • Дориан: Не прощения, а каши. И не ты, а костюм. Как кто ты в нём должен выглядеть? Как лесоруб? Это долийское? Ты же вроде не любишь долийцев. Или это какой-то жест?
  • Солас: Нет.
  • Дориан: Ладно, для меня это будет костюм бродячего отступника.
  • Вивьен: Немытого бродячего отступника, если точнее.

  • Дориан: Ох, Солас. Ты меня напугал. Всегда такой... неприметный.
  • Солас: Пожалуйста, говори громче! Я не слышу тебя за твоей одеждой!

Солас и Железный Бык

  • Солас: Железный Бык, я так понимаю, среди своего народа ты... как это у вас называется?
  • Железный Бык: Бен-Хазрат. Тайная полиция. Проще говоря, шпионы.
  • Солас: То есть ты шпионил за своими соплеменниками.
  • Железный Бык: А что, в Орлее и Ферелдене как-то иначе? Тут тоже шпионов и надзирателей пруд пруди.
  • Солас: Следящих за словами и делами — да. А вот за мыслями — нет.
  • Железный Бык: Мысли — это и есть слова и дела.
  • Солас: Нет. Здесь даже последняя крестьянка может обрести свободу в мыслях. Вы отбираете и это.

  • Солас: Железный Бык, наверняка даже ты понимаешь, что свобода лучше безмолвного покорства перед Кун.
  • Железный Бык: Да ну? Когда я последний раз был в Пар Воллене, наши маги там ничего не сжигали.
  • Солас: Ты думаешь, Орлею и Ферелдену было бы лучше под правлением кунари?
  • Железный Бык: Не ко мне вопрос. По-моему, у всех народов есть та форма правления, которая им подходит. А если что-то ломается, ее чинят. Как мы сейчас чиним.
  • Солас: Не увиливай. Было бы нам лучше при Кун или нет?
  • Железный Бык: Не все так просто, Солас.
  • Солас: А по-моему, очень даже просто.

  • Железный Бык: В общем, Солас, подумал я над твоим вопросом. Ты хотел знать, как бы здесь было, если бы правили кунари? И в Орлее, и в Ферелдене при Кун было бы лучше. Но сначала пришлось бы их завоевывать, а это плохо. Погибло бы много хорошего народа. Так что мне не хочется, чтобы так было. Вот! Доволен?
  • Солас: Доволен? Нет. Совсем даже наоборот.
  • Железный Бык: Да ну тебя. Я же сказал — я не хочу, чтобы мы к вам вторгались!
  • Солас: Нет. Ты сказал, что мир будет лучше, если лишить всех мыслящих созданий индивидуальности. Просто тебе не хватает решимости пролить новую кровь.

  • Железный Бык: Скажи мне вот что, Солас. По-твоему, здешняя прислуга счастливее, чем народ, живущий при Кун в Пар Воллене?
  • Солас: Неважно, счастливее ли они. Важно, что у них есть выбор!
  • Железный Бык: Выбор? Какой же? Между работой и голодной смертью на улице?
  • Солас: Да! Если ферелденский слуга решит, что смысл его жизни — поэзия, он сможет все бросить и отправиться за мечтой. Ему будет трудно, у него может и не получиться, но ему не будет противостоять все общество.
  • Железный Бык: Само собой. Рад за него. Но много ли слуг в самом деле так поступает?
  • Солас: Мало! Почти никто. Но разве это важно? Ваш Кун погубил бы этих немногих гениев ради серой толпы!
  • Железный Бык: Но потом этих немногих ждали бы крах и разочарование. Ведь правда в том, что в обществе все равно все устроено против них.

  • Солас: Если ваш Кун такой чудесный, красивый и безупречный, как он мог породить столько тал-васготов? А их много — они женятся, заводят детей... 
  • Солас (если Инквизитор - кунари): Наша с тобой подруга — живой пример. / А их много — они женятся, заводят детей... У нас живой пример перед глазами.
  • Железный Бык (если Инквизитор - кунари): И на каждого приличного, вроде нее/него и ее/его родителей, приходится десяток дикарей! 
  • Железный Бык (Если Инквизитор - не кунари): Большинство тал-васготов — дикари. Они умеют только убивать. 
  • Железный Бык: Бен-Хазрат старается уберечь кунари от этой болезни.
  • Солас: Это не болезнь! От вас уходят, потому что желают свободы! А знаешь, почему большинство из них "дикари", как ты выразился? Потому что ваша культура больше ничему их не научила! Они ничего не знают, кроме Кун, так что даже в борьбе с ним следуют его законам.
  • Железный Бык: Притормози, эльф. Ты тал-васготов почти не знаешь, а вот я их навидался. Посмотри, как какой-нибудь тал-васгот убивает тамаззран и ее детей. Потом поговорим.

  • Солас: Ты много сражался с тал-васготами, да, Железный Бык?
  • Железный Бык: Каждый день. То я убивал нескольких, то они кого-нибудь из моих ребят, то снова я — еще кучу.
  • Солас: Нельзя после стольких убийств не сломаться внутри. Чтобы выжить, приходится считать врагов чудовищами.
  • Железный Бык: Тех, кто убивает мирный народ, — да. Насчет остальных не знаю.
  • Солас: Каких только фокусов не вытворяет разум, чтобы защитить себя.

(После завершения личного квеста Железного Быка, если спасти дредноут)
  • Железный Бык: Ну что, Солас, сразу на меня набросишься или мне пока ждать и гадать?
  • Солас: О чем это ты?
  • Железный Бык: Мы заключили союз с моим народом. Я подумал, что при твоей любви к Кун...
  • Солас: Мне обругать тебя? Упрекнуть в принятых решениях?
  • Железный Бык: Эй, "Быки" погибли как герои за благополучный исход миссии.
  • Солас: Я иного и не утверждал. Дело в том, "Железный Бык", что ты кунари. Твои решения меня не могут разочаровать. Ты бездумная и бездушная пустышка. Какие решения? Ты их и не принимал никогда.

(После завершения личного квеста Железного Быка, если спасти Быков)
  • Солас: На самом деле ты ведь не тал-васгот, Железный Бык.
  • Железный Бык: Ну охренеть. Просто камень с души.
  • Солас (если Инквизитор - кунари): Как и наш/наша (леди) Инквизитор, родители которого/которой вышли из Кун до ее/его рождения.
  • Солас: Ты не чудовище, одичавшее от кунарийской дисциплины. Ты просто сделал выбор... быть может, первый настоящий выбор в своей жизни.
  • Железный Бык: Я всегда любил драться. Что, если я одичаю, как прочие тал-васготы?
  • Солас: У тебя есть Инквизиция и Инквизитор... у тебя есть я.
  • Железный Бык: Спасибо, Солас.

(После завершения личного квеста Железного Быка, если спасти Быков)
  • Солас: Как ты, Железный Бык? Хочешь отвлечься и поработать головой?
  • Железный Бык: Боюсь, танцовщиц в этих местах явная нехватка.
  • Солас: Королевская пешка на e4.
  • Железный Бык: Издеваешься? У нас даже доски нет!
  • Солас: Что, слишком сложно для дикого тал-васгота?
  • Железный Бык: (Ворчит.) Вот засранец. Пешка e5.
  • Солас: Пешка f4. Королевский гамбит.
  • Железный Бык: Принимаю. Беру пешку. Погоди минуту, фигуры в уме представлю. Потом посмотрим, на что ты горазд.

  • Солас: Так на чем мы остановились? Ах да. Маг на c4.
  • Железный Бык: Смело. Аришок h4, шах.
  • Солас: Кто бы говорил про смелость. Аришок — это у вас ферзь, значит? Король f1.
  • Железный Бык: Пешка b5.
  • Солас: Ладно, мне уже любопытно. Беру пешку магом.
  • Железный Бык: Тамаззран у вас называются магами? Бен-Хазрат на f6.
  • Солас: А у вас, значит, кони — это Бен-Хазрат? К слову, конь f3.
  • Железный Бык: Бен-Хазрат — это логичнее, чем кони. Они хитрые, умеют просочиться мимо врага. Аришок h6.
  • Солас: Пешка d3.
  • Железный Бык: Бен-Хазрат h5. Ха! Давай, не торопись. Подумай о жизни.

  • Солас: Ну ладно, Бык. Если готов... конь h4.
  • Железный Бык: Аришок g5. Ну что, отдашь тамаззран на b5 или Бен-Хазрат на h4?
  • Солас: Ни то, ни другое. Конь f5.
  • Железный Бык: Пешка c6. И у тебя тамаззран повисла.
  • Солас: А у тебя конь. Или Бен-Хазрат, если хочешь. Пешка g4.
  • Железный Бык: Бен-Хазрат f6.
  • Солас: Хм-м. Ладья g1.
  • Железный Бык: Ха! Беру пешкой твою тамаззран... или мага... как угодно.
  • Солас: Я понял.
  • Железный Бык: Слишком долго с духами играл, тенеход ты наш.
  • Солас: Увидим.

  • Солас: Если не занят, Бык, то пешка h4.
  • Железный Бык: Аришок g6.
  • Солас: Пешка h5. Осторожно.
  • Железный Бык: Пока что это ты без одного мага. Аришок g5. 
  • Солас: Ферзь f3.
  • Железный Бык: Умно. Чуть не запер моего аришока. Бен-Хазрат g8.
  • Солас: Беру пешку магом, угрожая ферзю.
  • Железный Бык: (Ворчит.) Аришок f6.
  • Солас: Конь c3. У тебя, кроме ферзя, ничего не развито.
  • Железный Бык: Зато у меня лишняя тамаззран, так что не задирайся. Да, кстати, тамаззран c5.
  • Солас: Хм-м. Нужно подумать.

  • Солас: После тщательных размышлений: конь d5.
  • Железный Бык: Аришок берет пешку на b2.
  • Солас: Маг d6.
  • Железный Бык: Аришок берет ладью. Шах. Ты что творишь, Солас?
  • Солас: Король e2.
  • Железный Бык: Хорошо, тамаззран берет ладью. Вторую, между прочим.
  • Солас: Пешка e5.
  • Железный Бык: Да ну. У меня вся армия вокруг твоего короля, а ты двигаешь пешку? Решил в поддавки поиграть?
  • Солас: А ты подумай, друг мой.

  • Железный Бык: Ладно, Солас. Я подумал. Готов закончить? Бен-Хазрат a6.
  • Солас: Конь берет пешку на g7. Шах.
  • Железный Бык: Ну-ну. Король d8.
  • Солас: Ферзь f6, шах.
  • Железный Бык: А теперь мой Бен-Хазрат берет твоего ферзя. Ладей у тебя не осталось. Маг только один. И стоило тратить ход, чтобы двинуть пешку на... на... Ах ты хитрый сукин сын.
  • Солас: Маг e7 и мат.
  • Железный Бык: (Ворчит.) Хорошо играешь, друг мой маг.
  • Солас: Да и ты неплохо, друг тал-васгот.
  • Сэра: Э... возьмите меня в дамки!

  • Железный Бык: А ты не такой пижон, как большинство магов, Солас. Тевинтерские маги, с которыми я сражался на Сегероне, пытались напугать нас своими выкрутасами.
  • Железный Бык (если Вивьен и Дориан были рекрутированы): Дориан вон после каждого заклинания словно аплодисментов ждет. Даже Вив чванится, будто она тут опаснее всех.
  • Железный Бык (если был рекрутирован только Дориан): Дориан вон после каждого заклинания так лыбится, будто аплодисментов ждет.
  • Железный Бык (если была рекрутирована только Вивьен): Вивьен так чванится, будто думает, что опаснее нее никого рядом нет.
  • Дориан: Как и всякий приличный маг.
  • Вивьен: Дорогие мои, опаснее меня тут действительно никого нет.
  • Железный Бык: Да, мадам. Простите, мадам. 
  • Железный Бык: А вот тихоня эльфийский маг — другое дело. Никакой пыли в глаза, ничем себя не выдает. Половина врагов тебя даже заметить не успевает.
  • Солас: Сочту это за комплимент.
  • Железный Бык: Как знаешь.

  • Железный Бык: Солас, так ты во сне ходишь в Тень намеренно? Просто... погулять?
  • Солас: Да. Тень — это сокровищница памяти. Духам ведомы секреты, которые в нашем мире уже считают утерянными.
  • Железный Бык: Да, но они же духи. С ними не выйдет общаться как с людьми.
  • Солас: А разве про кунари не то же самое говорят?
  • Железный Бык: Уф, ну нет, кунари не вьются вокруг, желая тобой овладеть и превратить в одержимого.
  • Солас: Вместо этого вы завоевываете всех и превращаете в служителей Кун.
  • Железный Бык: Ой, ну хватит уже!

  • Железный Бык: У тебя странный стиль, Солас. Твои заклинания не такие, как у магов Круга или тевинтерцев.
  • Солас: Это потому, что я самоучка. Я исследовал магию самостоятельно или узнавал о ней в путешествиях по Тени.
  • Железный Бык: Видел я воинов-самоучек. Даже у хороших есть что-то странное в технике, что-то лязгающее. К тебе это не относится. В магии, наверное, все по-другому.
  • Солас: Или просто тебе не хватает магической подготовки, чтобы заметить ту часть магии, что лязгает.

  • Железный Бык: Шикарно оттянулись в той битве, Солас. Ты из парня все дерьмо выбил.
  • Солас: Наверное.
  • Железный Бык: А что, ты не согласен? Из него прямо все текло. Было круто!
  • Солас: Если бой не личный, насилие — лишь средство. Тут нечему радоваться.
  • Железный Бык: Ну уж не знаю. Найди мне еще хоть кого-нибудь, кто подрался с наше и не получает от этого удовольствия. 
  • Солас: Мы сражались с живыми людьми, у которых были любимые и семьи. И они погибли, так и не став теми, кем могли стать.
  • Железный Бык: Да, но они же были такими гадами!

  • Солас: Хм-м.
  • Железный Бык: Что-то не так?
  • Солас: Мужчина в последней деревне. Что-то в его поведении меня озадачило.
  • Железный Бык: Косой красноносый булочник? Да, шпион. Скорее всего, из венатори.
  • Солас: Откуда ты знаешь?
  • Железный Бык: Он наблюдал за всеми нами. Нормальный человек смотрел бы или на тебя — из-за посоха, или на меня — из-за рогов. В рукаве у него был кинжал, это булочникам ни к чему. А узел на фартуке был тевинтерский. Я уже сообщил Рыжику, она разберется.
  • Солас: А ты наблюдательнее, чем кажешься.
  • Железный Бык: Все хорошие шпионы такие.

  • Железный Бык: Эй, Солас, а ты, когда по Тени бродишь, воображаешь, будто умеешь летать? Ну, знаешь, когда машешь руками и носишься туда-сюда. Или, может, цепляешь там жарких теневых девушек?
  • Солас: Нет. Такое поведение привлекло бы внимание демонов.
  • Железный Бык: Р-р. И тут гребаные демоны подгадили.

  • Солас: Железный Бык, как у тебя на родине надевают рубашки?
  • Железный Бык: Мы их обычно не носим. Там и без них жарко. Но если воротник свободный, я что угодно могу надеть. Просто один рог сперва продеваешь, а потом натягиваешь. Есть выражение, означающее, что тебя застали врасплох. Звучит примерно как "бегать с одеждой на рогах".
  • Солас: Емко.

Солас и Кассандра

  • Кассандра: Сказать по правде, Солас, не ожидала, что ты останешься.
  • Солас: Почему? Брешь опасна для всех.
  • Кассандра: Но ведь теперь мы знаем, как ее закрыть, и ты мог бы спокойно уйти.
  • Солас: Это ты к тому, что я отступник и для меня разумнее сбежать, пока Инквизиция не заковала меня в кандалы? Я отношусь к своим обещаниям серьезно, Искательница. Чем бы дело не обернулось, я пойду до конца.
  • Кассандра: Как хочешь. Но я сама не знаю, что нас ждет в будущем.

  • Солас: Приятно знать, что ты рядом, Искательница.
  • Кассандра: Скажи, Солас, почему ты зовешь меня "Искательницей" чаще, чем по имени?
  • Солас: Может, из-за хороших манер?
  • Кассандра: В иных случаях манеры тебе не мешают.
  • Солас: Я не скрываю того, что считаю истиной, даже если это задевает ревнителей лжи. Но в твоем звании нет лжи. Оно почетно, и ты носишь его заслуженно.

  • Солас: У тебя примечательные способности, Искательница. Очень интересно смотреть, как храмовники гасят магию.
  • Кассандра: Ты никогда раньше не видел храмовников?
  • Солас: Только издали. Я же все-таки отступник.
  • Кассандра: И они ни разу за тобой не гнались?
  • Солас: Я осторожный отступник.

  • Кассандра: Скажи, Солас, на что это похоже, когда храмовники "гасят магию"?
  • Солас: Вы словно держитесь за мир вокруг. Маги черпают силу в Тени и с её помощью изменяют реальность.
  • Кассандра: А мы загоняем эту силу обратно? И из-за этого на мир труднее воздействовать?
  • Солас: В каком-то смысле. Вы укрепляете реальность, и она хуже поддается изменениям. Тени становится не за что зацепиться, и магия рассеивается.
  • Кассанра: Никто мне ещё не говорил, что я укрепляю реальность...
  • Солас: Ты и в самом деле Искательница Истины.

  • Кассандра: Очень занимательно было узнать, как наши способности ощущаются магами.
  • Солас: Рад, что тебе интересно.
  • Кассандра: Мне говорили, что мои силы — дар Создателя. Тебе это, наверное, кажется наивным...
  • Солас: Твои силы сохраняют реальность мира. Чей это может быть дар, как не того, кто его создал?
  • Кассандра: Неужели ты веришь в Создателя?
  • Солас: Я никогда не отвергаю новые идеи.

  • Солас: Ты полагаешь, Конклав мог договориться о мире, Кассандра?
  • Кассандра: Я надеялась на это, как и все.
  • Солас: Храмовники воевали, чтобы вернуть магов в Круги под свой надзор, а на это маги никогда бы не согласились. Что предложила бы Верховная жрица Джустиния, когда все стороны отвергали бы компромисс?
  • Кассандра: Война была тупиком и для тех, и для других. Раз они пришли, они это понимали.
  • Солас: Или ожидали, что другая сторона уступит.
  • Кассандра: Этого нам уже не узнать.

  • Солас: Искательница, ты ведь сначала считала, что наш/наша «Вестник/Вестница Андрасте» причастен/причастна к нападению на Конклав?
  • Кассандра: Считала. Все обстоятельства подталкивали к этому, а других версий не было.
  • Солас: Но потом ты переменила мнение.
  • Кассандра: Ты сам слышал голоса в храме... разве удивительно, что и я к ним прислушалась?
  • Солас: Именно что удивительно. Увы. Слишком редко облеченным властью хватает смелости признать свою ошибку. Их пугает видимость слабости.
  • Кассандра: Истина важнее, чем моя репутация. А если кто-то хочет обвинить меня в слабости — пусть попробует.

  • Кассандра: Солас, ты всегда так жил? Один, в диких краях, отступником?
  • Солас: В основном да.
  • Кассандра: И не тяжело было?
  • Солас: Нет. Тяжело было с эльфами. А с людьми еще тяжелее.
  • Кассандра: Да... Не могу поспорить.

  • Кассандра: Солас, тебе никогда не хотелось реформировать Круг изнутри? Тебе хватает и знаний, и мудрости. Ты смог бы изменить всё к лучшему.
  • Солас: Мне приятен твой оптимизм, но подумай сама: как к этому отнесутся храмовники?
  • Кассандра: Ты боишься, что они тебя усмирят?
  • Солас: Несомненно. Мои открытия могут разрушить сложившиеся убеждения. Этого никто терпеть не станет.
  • Кассандра: Боюсь, ты прав. Восстанавливать разрушенное придется ещё долго.
  • Солас: Жаль, что мало таких людей, как ты, искательница.

  • Солас: Ну что, Искательница? Твоя Инквизиция растет.
  • Кассандра: Она никогда не была "моей", Солас.
  • Солас: Была. Ты проделала неблагодарную работу, запустив маховик. Не жаль было передавать власть другим?
  • Кассандра: Я сыграла свою роль. А власть, о которой ты говоришь, никогда мне не предназначалась. Я знаю себя — не такой предводитель нам нужен. Так что никаких сожалений.
  • Солас: Ты снова удивляешь меня, Искательница.
  • Кассандра: Невысокого же ты мнения обо мне, раз я тебя так часто удивляю.
  • Солас: Дело не во мнениях, а в реалиях мира. Даже самые благородные редко выпускают из рук обретенную власть.

(к Инквизиции присоединились маги)

  • Кассандра: Теперь, в союзе с Инквизицией, у мятежных магов будет больше свободы.
  • Солас: Пожалуй, да.
  • Кассандра: Я думала, ты порадуешься.
  • Солас: Я порадуюсь, когда всему миру, где мы все вместе живем, не будет угрожать моровой безумец. Кто бы ни был виноват, конфликт между магами и храмовниками сыграл Корифею на руку. Нельзя, чтобы политические разногласия отвлекали нас от долга.
  • Кассандра: Согласна. Могу пообещать: все, что ты сделал, не будет забыто после победы.
  • Солас: Спасибо, Искательница. Наверное.

(к Инквизиции присоединились храмовники)

  • Кассандра: Союз с Инквизицией серьезно усилит влияние храмовников.
  • Солас: Да, скорее всего.
  • Кассандра: Тебя это не беспокоит?
  • Солас: Желай вы этого, я был бы уже в кандалах. Но, видимо, я ценный помощник, а может быть и друг.
  • Кассандра: Мне не всегда по душе решения Инквизитора, но это блекнет в сравнение с тем, что нам угрожает.
  • Солас: Кто бы ни был виноват, конфликт между магами и храмовниками сыграл Корифею на руку. Нельзя, чтобы политические разногласия отвлекали нас от долга.
  • Кассандра: Согласна. Могу пообещать: всё, что ты сделал, не будет забыто после победы.
  • Солас: Спасибо, Искательница. Наверное.

  • Кассандра: Солас, ты говоришь, что видел в Тени события прошлого... или воспоминания о них. Но ведь Тень искажает реальность. Наверняка это не достоверное отражение событий.
  • Солас: А твои воспоминания чем-то отличаются? Истина и точность никогда не идут рука об руку, что по ту сторону Завесы, что по эту.

  • Кассандра: Я вижу, ты не очень-то уважаешь Серых Стражей, Солас.
  • Солас: Они глупы. Вмешательство Корифея лишь усугубило их глупость.
  • Кассандра: Я не отрицаю их промахов, но Хоук и Инквизитор сейчас живы лишь благодаря...
  • Солас: Подвигу Страуда/Алистера/Логэйна. Который характеризует только его самого. А вот Орден Стражей характеризует готовность связываться с силой, которой они не понимают.

  • Кассандра: Я все не понимаю, Солас: как так вышло, что ты решил подойти к нам?
  • Кассандра: Когда открылась решь, мы еле спаслись, не было времени остановиться и подумать... А тут ты.
  • Солас: Я подошел, чтобы посмотреть на Брешь вблизи. Я не ожидал встретить вас.
  • Кассандра: Но ты ведь был недалеко?
  • Солас: Да. Я пришел разузнать о Конклаве, но не собирался приближаться.
  • Кассандра: Хм-м. Пожалуй, нам повезло.

(После прохождения квеста Там лежит Бездна)

  • Кассандра: Это была вылитая Джустиния. Если бы мы были не в Тени...
  • Солас: Кассандра, если тебе нужен определенный ответ, то ничем не могу помочь.
  • Кассандра: Она спасла нас... Джустиния поступила бы так же.
  • Солас: Значит, ее поступок достоин уважения - будь то Джустиния или нет.
  • Кассандра: (Вздыхает.) Наверное, мы этого так никогда и не узнаем.

  • Кассандра: Солас, как ты думаешь, кто такой Корифей на самом деле?
  • Солас: Порождение тьмы, в полном соответствии с обликом.
  • Кассандра: Но что у него за сфера и откуда дракон? Это не просто порождение тьмы.
  • Солас: Его настоящее преимущество - красный лириум. Зараженный скверной, как и сам Корифей, - такой лириум лучший источник силы для морового создания.
  • Солас: Кем бы Корифей ни был изначально, сейчас он силен благодаря этому.

  • Кассандра: Скажи, Солас, может ли дракон Корифея взаправду быть архидемоном?
  • Солас: Есть разумный довод против: будь это так, начался бы Мор...
  • Кассандра: Но кто он тогда? Зараженный скверной дракон? Обычное порождение тьмы?
  • Солас: Он как-то связан с Корифеем. Тот не просто командует им - они словно части целого.
  • Кассандра: Может, тогда и сами архидемоны - лишь питомцы ушедших в небытие хозяев?
  • Солас: Ну нет, это уже чересчур. Дракон - просто подобие, порожденное существом с претензией на величие. Не более того.

(После прохождения квеста Обет уничтожения)

  • Солас: Как ты, Кассандра? После всего, что узнала про Искателей?
  • Кассандра: А сам-то как думаешь?
  • Кассандра: Я посвятила Ордену почти всю жизнь. Столько всего сделала ради них и я считала, что это правильно.
  • Солас: Теперь ты знаешь, что не все было благополучно. И нужно решить, какую часть себя отвергнуть, а какую оставить.
  • Кассандра: Ты хочешь что-то посоветовать?
  • Солас: Нет, я не буду мешать. Чем больше я наблюдаю за тобой, тем больше меня восхищают твоя честность... и вера.
  • Солас: Это трудный путь, Искательница, но если кто и может пройти его достойно, так это ты.

(После личного квеста Соласа)
  • Кассандра: Солас, сочувствую насчет… друга.
  • Кассандра: Я знала, что демоны и духи похожи, но не думала, что они так легко друг в друга превращаются.
  • Солас: Не «похожи», Искательница. Это одно и то же. Церковь видит только черное и белое, а природа – это всегда что-то серое.
  • Солас: Дух – это замысел. Демон – это обезображенный замысел.
  • Кассандра: Хм… с духом сострадания – понимаю, но какой мог быть замысел у демона голода?
  • Солас: Выживание. Сытость. Удовольствие от еды. А вот настоящий голод – тяжелое и прискорбное состояние. Подумай, сколько в мире голодающих. В том, что демоны существуют, некого винить, кроме самих людей.

  • Кассандра: Солас, прости за нескромный вопрос… А есть что-нибудь, во что ты веришь?
  • Солас: В причины и следствия, в мудрость как самоценность, в неотъемлемое право на жизнь для всех, кто свободен в мыслях и поступках.
  • Кассандра: Я не это имела в виду…
  • Солас: Я знаю.
  • Солас: Я верю, что эльфийские боги существовали. И Древние боги Тевинтера – тоже. Но я бы не назвал их богами, если только не расширять значение этого слова до степени абсурда.
  • Солас: Мне нравится идея о вашем Создателе – боге, которому не нужно доказывать свою силу. Жаль, что другие боги – не такие.
  • Кассандра: В путешествиях по Тени много горечи, Солас. Создатель мог бы подарить надежду.
  • Солас: У меня есть народ, Искательница. Все триумфы и все трагедии этого мира берут начало в чьих-то поступках.

  • Кассандра: Я никогда не задумывалась, как войны в нашем мире влияют на Тень. Так всегда бывает, Солас?
  • Солас: В этот раз все хуже, потому что Брешь выталкивает духов против их воли…
  • Солас: Но вообще да. Любая война, даже самая справедливая, влечет за собой голод и недовольство… И появляются демоны.
  • Кассандра: Есть поверье, что не стоит сражаться несколько раз в одном и том же месте…
  • Солас: Да. Когда смертей и гнева много – Завеса истончается.
  • Кассандра: Но никто никогда не говорит о том, как война отражается на мире духов. Что мы с ними делаем.
  • Солас: В каждой войне есть нечаянные жертвы. И многие из них остаются безвестными.

  • Кассандра: Солас, тебя совсем не удивило, что я выяснила про Искателей?
  • Солас: Не удивило. Это ведь было организованное сообщество.
  • Кассандра: По-твоему, все организованные сообщества неизбежно загнивают?
  • Солас: Со временем – да. Чтобы выжить, сообществу нужно как-то себя поддерживать, выделять на это ресурсы. Эти ресурсы неизбежно накапливаются, а первоначальная цель, какой бы они ни была высокой, забывается.
  • Кассандра: По твоим словам выходит, что Искатели подобны какой-то неразумной твари.
  • Солас: Если бы. Твари, пусть неразумные, рано или поздно умирают, а на смену им приходят новые. Сообщества же вечны. Никогда не переведутся честолюбцы, стяжающие власть для себя самих…
  • Солас: Как, впрочем, и герои, с помощью власти дающие им отпор.

(В случае романа Соласа с Инквизитором, если валласлин снят)

  • Кассандра: Честно говоря, я плохо понимаю значение эльфийских татуировок, но не знала, что их можно вывести.
  • Солас: Большинство долийцев тоже не понимают и не знают. Но они не считают нужным от них избавляться.
  • Кассандра: Тогда как…
  • Солас: То был… личный разговор. Не хотел бы пересказывать.
  • Кассандра: Да, конечно. Прости за вопрос.

Солас и Коул

  • Коул: Ты изменился, Солас. Стал ярче. Ты теперь и там, и там.
  • Солас: Я время от времени бываю в Тени. Ты, должно быть, чувствуешь след. Ты дух, который прошел через Завесу и принял человеческий облик.
  • Коул: Дух или демон.
  • Солас: Разница не так уж велика, Коул. Мир может толкать в ту или другую сторону, но выбор всегда остается за тобой.

  • Коул: Там была игра, но не просто игра. Ему обещали семью.
  • Солас: Где состязание — там страсть, Коул, а страсть помогает людям наделять смыслом простые вещи.
  • Коул: Почему они не помогли в конце?
  • Солас: Людям важно добиваться по-настоящему ценного своими силами.
  • Коул: Мальчику не дали то, что он хотел.
  • Солас: Дали. У него появилась семья.
  • Коул: Ему дали новую. Он хотел старую. Я бы сделал лучше.
  • Солас: Порой мудрость — это дать человеку то, что ему нужно, а не то, чего он хочет.
  • Блэкволл: Вас двоих послушаешь — ни слова не поймешь.
  • Коул: Смотря как слушать.

  • Коул: Она хочет в Церковь, но он дает ей другое.
  • Солас: Ей не нужна была Церковь. Ей нужно было вспомнить свою веру.
  • Коул: Но он потратил на нее свое время. Он хотел отвердеть, ощущать.
  • Солас: Их всегда тянет в мир живых.
  • Коул: Почему он всегда был лицом в одну сторону?
  • Солас: У нас всех есть то лицо, которое мы хотим показать, и то, которые не хотим.

  • Коул: Они могут вернуться к Создателю, только если станут настоящими. Почему он не может простить их такими, как есть?
  • Солас: Говорят, они не могут учиться и расти.
  • Коул: Да.
  • Солас: Но чем больше ты дышишь этим миром, тем больше способностей приобретаешь.
  • Коул: Зачем они доказывают, что Создатель неправ? Он уже далеко.
  • Солас: Дело не в правоте и неправоте. Дело во внимании, когда думаешь, что о тебе забыли.
  • Коул: И шар нужно катить так, чтобы он попал в дырку.
  • Железный Бык: Я понял. Вы этот бред просто из организма выводите. Как яд. Жуткий потусторонний яд.
  • Коул: Так становится лучше. Я могу объяснить.
  • Железный Бык: Спасибо, не надо.

или:

  • Кассандра: Что это вы там обсуждаете?
  • Солас: Тому, кто не провел полжизни в Тени, это мало о чем скажет.

или:

  • Варрик: Иногда я почти понимаю вас. 
  • Солас: Ты редкой души, друг Тетрас.

  • Коул: Здесь ярко. Сверкает, сбивает, слепит... Не могу...
  • Солас: Это небольшая дрожь в Завесе. Ничего серьезного. Сосредоточься на том, что в этом мире.
  • Коул: На чем?
  • Солас: Ощути землю. Дыхание в легких. Ткань на коже и как она шуршит.
  • Коул: (Дышит) Спасибо.
  • Солас: Ничего страшного. Кому угодно было бы не по себе.

  • Солас: Как твои попытки облегчить боль обитателей Скайхолда, Коул?
  • Коул: Судомойка перестала плакать. И мальчик на конюшне стал радостнее. Новые слуги злятся. Из-за моей помощи у них больше работы. Мне перестать?
  • Солас: Нет. Вся твоя суть – это помощь другим. Сердечность, сочувствие, сострадание. Если ты перестанешь утешать, то превратишься во что-то чуждое... Как, боюсь, уже бывало раньше.
  • Коул: Да. Таким я больше не стану.
  • Солас: Вот и хорошо. Не забывай про свое предназначение. Оно прекрасно, даже если мир не всегда тебя понимает.

  • Коул: Он видит, как он готов прыгать. Боль бьется, бурлит, бессильная жизнь желает перевалиться, падать, плыть.
  • Солас: Да.
  • Коул: Он помогает подняться, показывает поток, где все падает, но без него. Ему не нужно вниз. Он нужен здесь.
  • Солас: Да, можно это понять и так.
  • Коул: Но ты думаешь по-другому.
  • Солас: Мне кажется, что он прыгнул, а дух был рядом перед смертью и показывал, что жизнь была не напрасна.
  • Коул: Так грустнее. Но ты прав. Полет, покой, поток уносит его.

(Возможно, после миссии "Шато д’Онтер")

  • Коул: Война с людской ненавистью в Тени (Ежится) Я не хотел бы этого видеть.
  • Солас: Да, это было тяжело.
  • Коул: Неправильно было прятать его в девочке. Он ее ранит.

  • Коул: Когда он помогает многим, то растет... ищет зов, исполняет заветное, Создатель любит, и он вырастает. Но я — это я. Я вырасту, если буду помогать достаточно? Это задача, зарок, замысел?
  • Солас: Нет. Им нельзя приписывать людские мотивы, это ошибка.
  • Коул: Значит, я — всегда только это?
  • Солас: Ты — всегда ты.
  • Кассандра: Что это вы там обсуждаете?
  • Солас: Тому, кто не провел полжизни в Тени, это мало о чем скажет.

  • Коул: Они исчезли из-за любви, но любовь лишилась их. Больше боли и радости, чем возможно вынести, но они принимают, не бегут.
  • Солас: А как же иначе?

  • Коул: Сначала понятно. Он рядом, когда они умирают. Но потом он сам мужчина и хочет женщину. Зачем?
  • Солас: Когда они вселяются в людей, то часто отдаются чувствам, которых раньше не испытывали.
  • Коул: Но он изменился. Стал пустым, плоским, притупился от плоти. Он не хотел такого.
  • Солас: А тебя не тянуло к женщинам, с тех пор как ты прошел сквозь Завесу?
  • Коул: Нет.

  • Солас: Ты хотел бы вернуться в Тень, Коул?
  • Коул: Я мог бы. Я легкий, летучий. Могу просочиться обратно.
  • Солас: Но ты по-прежнему здесь.
  • Коул: Я могу здесь помочь.
  • Солас: Пока ты с нами — я рад, что ты рядом.

(После личного задания Соласа)

  • Коул: Мне жалко твоего друга, Солас.
  • Солас: Спасибо, Коул.
  • Коул: Я не знал, что бывают духи мудрости.
  • Солас: Их мало. Духи — это зеркало здешнего мира и его страстей. Никогда не будет недостатка в духах гнева, голода, вожделения. Им есть что отражать. Кротких духов куда меньше. Поэтому так печально терять даже одного духа мудрости или веры... Или сострадания.
  • Коул: Я постараюсь не умереть.
  • Солас: Да, постарайся, пожалуйста.

(После личного задания Соласа)

  • Коул: Светлый и сияющий, скитается по сущему, сеет сны, собирает сокровенное...
  • Солас: Пожалуйста, Коул, не нужно.
  • Коул: Твой друг хотел, чтобы ты был счастлив. Хоть она и знала, что так не будет.
  • Солас: (Вздыхает.) Ты можешь... если уж ты вспоминаешь, можешь вспоминать ее так, как помнил бы я?
  • Коул: Он в Тень приходит, словно Тень - всего лишь тропка через лес, беспечно, безоглядно ищет мудрость.
  • Коул: Среди осколков древних тайн мы с ним читаем эхо снов, забытых на века и вновь открытых.
  • Коул: Он мудрость знал, как доселе знать не мог ни дух, ни человек.
  • Солас: Спасибо.

(При романе с леди Инквизитор, если стереть валласлин)

  • Коул: Ар ласа мала ревас. Ты свободна. Какая ты красивая. А потом ты прогнал ее. Почему?
  • Солас: У меня не было выбора.
  • Коул: Она с нагим лицом, не понимает, что с мужчиной, смущена. Думает, что это из-за нее.
  • Солас: Ты здесь не поможешь, Коул. Не надо про это.
  • Инквизитор: Может быть, Коул расскажет больше, чем рассказал ты.
  • Коул: Ему больно. Стародавняя скорбь с тех пор, когда песня была одна. Ты настоящая, а значит, такими могут быть и другие. Это меняет все, но не может изменить. Они спят под завесой зеркал, спрятались, скорбят, и чтобы их разбудить... (Замирает) Куда все исчезло?..
  • Солас: Извини, Коул. Эту боль ты утолить не сможешь.

  • Коул: Ты молчишь, Солас.
  • Солас: Молчу, когда мне нечего сказать.
  • Коул: Нет. Внутри. Почти не слышу боли. Твоя песня протяжнее, пушистее, не проще, но покойнее.
  • Солас: Что такое боль одного смертного в сравнении с бездонными глубинами памяти, чувства, бытия? Этот океан подхватывает всех. Тот, кто видит его течения, скользит по жизни, почти не поднимая ряби.
  • Коул: Но в тебе все-таки есть боль.
  • Солас: Я не говорил, что нет.

  • Коул: Зачем им нужно, чтобы люди дрались? Зачем они дерутся с Создателем?
  • Солас: Людям проще верить, что их обманули и подтолкнули к дурным поступкам.
  • Коул: Братьям нельзя драться. Нужно договариваться. Отец не учил их договариваться.
  • Солас: Да, это зачастую трудно.
  • Дориан: Вас так занимательно слушать. Словно собираешь мозаику, где нет половины кусочков.
  • Солас: Рад, что тебе интересно.

(после выполнения личного квеста Коула, Коул стал больше человеком)

  • Коул: Не знаю. Он сделал мне больно... нет, не мне, настоящему Коулу. Я злюсь на него. Не могу это выпустить. Нужно шагнуть дальше, стать настоящим.
  • Солас: Ты ведь можешь взаправду стать человеком. Не думал, что увижу это.
  • Коул: А где ты это уже видел?
  • Солас: Я не говорил, что видел.
  • Коул: Да... не говорил. Теперь труднее слышать и понимать. Извини.
  • Солас: Держись, Коул. Ты выбрал трудный путь.

(после выполнения личного квеста Коула, Коул стал больше духом)

  • Солас: Как ты, Коул?
  • Коул: Живой, журчащий, жду желаний. Светло, спокойно, свободно.
  • Солас: Очень за тебя рад.
  • Коул: Я могу тебе помочь? Ты утолил мою боль, но твоя – коренится внутри, теряется в Тени.
  • Солас: Я в порядке, спасибо тебе. Многим другим твоя помощь сейчас гораздо нужнее.
  • Коул: Да.

Солас и Сэра

  • Солас: Ар диртан'ас ир эльгара, ма'сула э'ва венан
  • Сэра: Фр-р-р-п
  • Солас: Извиняюсь?
  • Сэра: Перед собой извиняйся. Для меня что ты фигню какую-то сказал, что я, один пень.
  • Солас: Ну, мне казалось... Бывает, что наши собраться умеют чувствовать ритм языка, даже не имея словарного запаса.
  • Сэра: Ой-ой? Знаешь, что еще бывает? Нормальные слова, которые что-нибудь означают. Вот такие вот, как эти. Слова.
  • Солас: Фенедис ласа.
  • Сэра: Фр-р-р-п

  • Сэра: Солас, Солас, ты ведь магичить везде умеешь? А писать магией не приходилось?
  • Солас: Нет. Хотя... Нет.
  • Сэра: Что? Как ты этого можешь не помнить?
  • Солас: Мы все когда-то были молоды.

  • Солас: Какого цвета небо, Сэра?
  • Сэра: Иди ты!
  • Солас: Я серьезно. Вот смотришь ты на небо — какое оно?
  • Сэра: Да знаешь, голубое в основном. Если Брешь не считать.
  • Солас: А если смотреть через Брешь насквозь? Наверняка тебя тянуло так сделать.
  • Сэра: Зеленоватое? Потом прозрачное, а потом... как будто падаю. Тьфу! Теперь бошка болит. Из-за тебя болит.
  • Солас: Мы не так уж далеко друг от друга отстоим.
  • Сэра: Вот и я думаю... встану-ка подальше.

  • Сэра: (Ежится) Бр-р.
  • Солас: Сэра? Что ты чувствуешь?
  • Сэра: Опять двадцать пять. Ничего, просто все как будто уже было. Именно это и вот так вот. Случается всякое.
  • Солас: Не со всеми.
  • Сэра: Это не эльфячье. Инквизитора вот не плющит. Что, сейчас будешь заливать про то, что я такая же, но другая?
  • Солас: Ты и есть другая. Ты очень далеко отошла от того, чем должна была быть.
  • Сэра: У-у, ну, такую-то хрень я тыщу раз уже слышала. Пф!

  • Солас: Очень печально, Сэра, что тебе не выдалось познакомиться с эльфийской жизнью. Даже с тем ее разрозненным подобием, что есть у долийцев.
  • Сэра: Кто это сказал?
  • Солас: Ты ведь рано осиротела и тебя воспитывали люди?
  • Сэра: У-у-у! Думаешь, я не эльфячу только потому, что выбора не было? Вот я бедняжечка! Ваша "эльфийская жизнь" — древнейшая нудятина. Видала, знаю.
  • Солас: Говорят, когда-то мы жили в таком ритме, который поддерживал нас... веками.
  • Сэра: Ну и поддерживай себя на здоровье. На жизнь это как-то не тянет.

  • Солас: Сэра, в последнем бою ты подстрелила врага, которого я почти уже добил.
  • Сэра: А нечего было канителиться.
  • Солас: Давай проясним... Ты сейчас предлагаешь мне манипулировать тонким равновесием первичной энергии Тени... побыстрее?
  • Сэра: А что, хуже уже не сделаешь. Хватит того, что вы вообще этим занимаетесь!

(Если Вивьен в группе):

  • Вивьен: Дорогая моя, помолчали бы уж.

(Если Дориан в группе):

  • Дориан: Ну зачем же так сразу.

(Если в группе нет Дориана или Вивьен):

  • Инквизитор: Н-да.

  • Сэра: Эй, Солас, ушки-плюшки-говорят-что?
  • Солас: Прошу прощения?
  • Сэра: Тьфу, все испортил.

  • Солас: Тебе никогда не было интересно поучиться магии, Сэра?
  • Сэра: Э... Совсем с дуба рухнул?
  • Солас: Магический дар не всегда проявляется сам собой, он может дремать внутри. Есть способы проверить.
  • Сэра: Что? Еще не хватало теперь думать об этом. Я по ночам спать хочу!
  • Солас: И будешь спать. А во сне сможешь исследовать Тень. Я познакомлю тебя с духами.
  • Сэра: Да ты нарочно издеваешься!
  • Солас: С чего бы вдруг? Я ведь так точно и не узнал, кто напустил мне в постель ящериц.
  • Сэра: Хе-хе. Ну-ну! А славно ведь вышло.

  • Солас: Я слышал о твоей организации, Сэра. Впечатлён, честно.
  • Сэра: И где подвох?
  • Солас: Я без подвоха. Напротив, хочу внести свой вклад. Смотри, ты разделила инициативу поровну между всеми... В том и хитрость. Ни одно звено не выдаст твоих секретов. Теперь нужно выработать ритм. Когда враг пускается в погоню, вы исчезаете. Когда он расслабляется, вы снова начинаете его донимать. Когда он ослаблен — бъёте всерьёз.
  • Сэра: Где ты всего этого набрался?
  • Солас: Тебе так хочется потерзать себя моими историями о прогулках по Тени? Или хочешь чему-то научиться?
  • Сэра: Хрен его знает. Ни то, ни другое.

  • Солас: Когда ты ослабляешь аристократию, Сэра, нужно будет задать новую цель твоим помощникам.
  • Сэра: Опять за своё. Ну ладно. Что делать-то нужно?
  • Солас: Многих твоих товарищей, которые сейчас полезны, интересует лишь беспорядок ради беспорядка. Нужно перенаправить их туда, где они не причинят вреда. Или избавиться от них вовсе. На их место нужно найти тех, кто хочет выстроить новый порядок и готов браться за грязную работу.
  • Сэра: Что? Зачем? Какую грязную работу?
  • Солас: Это зависит от тебя. Ты хочешь истребить всю знать? Заработать себе титул? Или изменить всю политическую систему в корне?
  • Сэра: Ничего! Ничего такого я не хочу!

  • Солас: Я не понимаю тебя, Сэра. У твоей организации нет конечной цели.
  • Сэра: Знать верещит, народ мстит. А я посередине.
  • Солас: Но почему бы не пойти до конца? Ты видишь несправедливость и у тебя есть целая подпольная армия, чтобы бороться с ней. Неужели не хочешь заменить её чем-то лучшим?
  • Сэра: Взять и срезать верхушку? Ну и зачем — чтобы новые выскочили?
  • Солас: Я... Извини. Ты права. Ты всё правильно делаешь.
  • Сэра: У меня от тебя башка трещит, Солас.
  • Солас: Да, не у тебя одной. Я умею.

(При романе с леди Инквизитор)

  • Сэра: Значит, ты - и леди Инквизитор? Любопытно.
  • Солас: Твое любопытство меня не волнует.
  • Сэра: Ну и правильно, потому что я имела ввиду "скучно". Эльфы всегда выбирают эльфов, чтобы тыкалки что-то значили.
  • Солас: Это не тема для обсуждения.
  • Сэра: Да ладно! Вперед, засади ей, глядишь, и Империю возродите! У-ух!
  • Инквизитор: Сэра! Хватит!
  • Сэра: Пф! Ладно. Проехали.
  • Солас: Не волнуйся, венан. Она... не в ладу с самой собой.

или

  • Инквизитор: (Смеется) Ну что за дурость.
  • Сэра: А что я-то? Это он! И ты.
  • Солас: Только один из нас выглядит уныло и глупо, Сэра.
  • Сэра: Иди-иди, за уши себя подергай.

  • Сэра: (Рыгает и смеётся.) Эй, Солас, как будет "извините" на элвен... или как там его?
  • Солас: Для тебя — "ара серанна-ма". Это общая форма. То, что второе слово похоже на твоё имя, — случайность.
  • Сэра: Спасибо. Теперь будешь всегда знать: если я этого не сказала, значит, нарочно всё сделала.

  • Солас: Наши сородичи были здесь.
  • Сэра: Пф-ф, ты это везде твердишь.
  • Солас: Не поверишь, но это правда.
  • Сэра: Да плевать! Ещё не хватало всё время думать, что топчешься по мёртвым эльфам.
  • Солас: Дин элвен эмма хим!
  • Сэра: Угу, мы друг друга поняли.

  • Солас: Сэра, если ты так отторгаешь все эльфийское, почему не стреляешь из арбалета? С ним управляться намного проще.
  • Сэра: Да ну. Слишком крутилочный.
  • Солас: А, ну да. О крутилочности я как-то не подумал.

(После квеста Квест (Inquisition)Плоды гордыни)

  • Сэра: И не начинай даже!
  • Солас: По-моему, я ещё ничего не сказал.
  • Сэра: Да без слов всё ясно. Тебе после этого вашего миталища на месте не сидится. «Ах, тевинтерцы всё украли у нас!» — а оказалось, эльфы сами всё продоблали. Бе-бе-бе!
  • Солас: Меня вовсе не расстраивает то, что мы обнаружили. Можешь не стараться.
  • Сэра: Да? Почему это?
  • Солас: Потому что, Сэра, мою скорбь о нашей трагической истории трудно поколебать одним-единственным моментом. Ты этого не чувствуешь, и я тебе даже немного завидую... Но при этом мне тебя жаль.
  • Сэра: Слушай, ну ты и... Заткнись, короче!

(После квеста Квест (Inquisition)Плоды гордыни)

  • Сэра: Я вот думаю — может, зря не попыталась у часовых свистнуть штаны?
  • Солас: Боюсь себе представить зачем.
  • Сэра: Ну как? Чтобы носить историю. На жопе. Жопная история. (Смеётся.)

Другие диалоги

(Во время квеста Квест (Inquisition)Требования Кун (Inquisition))

  • Гатт: У тебя нет татуировок, но есть посох. Ты из какого-то церковного круга?
  • Солас: Нет. И я предпочитаю не касаться этого вопроса.
  • Гатт: Я чем-то тебя обидел?
  • Солас: Ты принял Кун.
  • Гатт: Да, после того как кунари освободили меня из рабства.
  • Солас: И принудили к новому. Худшему. Раб может по крайней мере бороться за свободу. А тех, кто отдаёт себя Кун, учат вообще не думать.
  • Железный Бык: Солас, нашёл время.

(на выходе из затопленных пещер Крествуда, встретив нагов)

  • Инквизитор: А нагам здесь нравится.
  • Солас: Может быть, они раньше и людей-то не видели. Интересно, что они думают о великанах, заглянувших к ним в дом?

Диалоги спутников

Dragon Age: Origins: Алистер · Винн · Зевран · Лелиана · Логэйн · Морриган · Огрен · Пёс · Стэн · Шейла
Awakening: Андерс · Веланна · Натаниэль · Огрен · Сигрун · Справедливость
Dragon Age: Witch Hunt: Ариана · Финн · Пёс
Dragon Age II: Авелин · Андерс · Бетани · Варрик · Изабела · Карвер · Мерриль · Себастьян · Фенрис · Таллис · Хоук
Dragon Age: Инквизиция: Блэкволл · Варрик · Вивьен · Дориан · Железный Бык · Кассандра · Коул · Сэра · Солас
Прочее: Диалоги заключенных · Диалоги ставки командования · Диалоги гонцов
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.