ФЭНДОМ


Письмо

Письмо: Ворота Сегруммара

Письмо (Inquisition)

Локация: 1. Открыть Ворота Сегруммара
2. Открыть первые Жертвенные ворота Сегруммара
3. Открыть вторые Жертвенные ворота Сегруммара
4. Открыть третьи Жертвенные ворота Сегруммара
Появление: Dragon Age: Инквизиция - Нисхождение

Текст письма

Смазанные чернильные буквы нанесены на пергамент искусно вырезанными вручную печатями. Они образуют симметричный узор:
«Я повинуюсь создателю. Задачи мои ясны. Команды будут исполнены.

Барьеры: отряды, чтобы покорить. Лабиринты: тюрьмы, чтобы распустить. Письмена: раны, чтобы излечить.

Вот три священных долга. Поражение невозможно.

Сомнения меня сопровождают.

Записываю вопросы. Надеюсь узнать ответы.

Кто сплетает знак? Кого он призывает? Как запустить его?

Создатель знает всё. Однако я спрашиваю. Почему меня избрали?
»


Чернильные буквы, торопливо нанесённые ручными печатями на пергамент, налезают друг на друга. Можно разобрать только следующее:
«Создатель даёт орудия. Горящие колёса ворота опускают. Я разрываю нити. Кую разбитый знак.

Заперт путь назад. Скребутся когти в дверь. Разбрасываю все ключи.

Что следует за мной? Неважно. Есть только путь вперёд.
»


Смазанные чернильные буквы, нанесённые ручными печатями, лезут друг на друга и образуют на пергаменте тесные спирали:
«За жертвой должно быть искупление. Создатель обещал мне. Конец мой без надежды.

Все команды - ложь. Все задания - ловушки. Меня сломали, разделив.

Знак меня губит.
»


Слова на порванном пергаменте написаны чернилами, ржавыми, как запёкшаяся кровь.
«Как это ужасно - пожертвовать собственным ребёнком с ложью на устах. Полное доверие было жестоко мною обмануто, но как было объяснить моё отчаяние? Глубинные тропы завиваются обманчивыми спиралями, скрывая знак от случайного наблюдателя. Его очертания были неразличимы, пока в Тени мне не открылись пространные злокозненные письмена. Их автор остаётся неизвестным, но его жуткие намерения были полностью ясны, как и моя участь. Мне лишь хотелось, чтобы это не стоило твоей жизни, моё единственное дитя. Построить закрытые барьеры, чтобы вырезать метки и сломать знак, было невозможно. Только тебе было уготовано спасти нас, но ценой собственной смерти. И пришлось разрешить тебе это. Прости меня.»
Остальной текст представляет собой неразличимые каракули. Если долго смотреть на линии и завитушки, то становится виден узор, от которого не по себе.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.