ФЭНДОМ


Персонаж

Петрис

Иконка девушки

Петрис
Раса: Человек
Пол: Женский
Титул: Мать Церкви
Локация: Нижний город, Церковь Киркволла
Квесты: Волки в овечьей шкуре
Найти и снова потерять
Требования Кун
Семья: Лорд Дюран (отец)
Озвучка: Кристин Робертс
Появления: Dragon Age II
«Надеюсь, ты проживешь долгую жизнь, Хоук, ибо суд Создателя будет суров.»

Мать Петрис (англ. Mother Petrice) — служительница церкви Киркволла, одна из антагонистов «Dragon Age II» в первом и во втором актах.

Предыстория

Спойлер wot
«Истина не конец, а лишь начало.» — Флемет
Эта статья содержит спойлеры из Dragon Age: Мир Тедаса. Нажмите здесь, чтобы показать их.

Следующий документ был доставлен исключительно в целях указать на очевидные проблемы внутри Церкви, особенно в свете того, что случилось в Киркволле. Это лишь часть личных записей Матери Петрис, что, наряду с другими, были извлечены из-под развален взорванной церкви. В них представлены некоторые идеи, которые могут серьезно поколебать лояльность многих высокопоставленных служителей Церкви, а также явно обрисовывается проблема противостояния натиску кунари, неважно, реальному или же воображаемому.

С прискорбием я вынуждена говорить подобное о юной матери, и хотя тяжелая душевная травма, предшествующая ее становлению сестрой Церкви, объясняет мотивы ее поступков, это никак не может их оправдать. Я знала ее отца, лорда Дюрана, и могу сообщить, что до 9:22 Дракона семья Петрис вела размеренную жизнь типичных аристократов, пока внезапное нападение на их владения не перевернуло весь этот уклад с ног на голову. Лишившись всего, что было привычно — общения со сверстниками из числа знати, вроде де Копьи, модных капризов и бесконечных развлечений, Петрис была глубоко потрясена, и, судя по всему, шрамы от этих душевных терзаний не разгладились и спустя несколько лет, сколь бы усердно она ни демонстрировала свою приверженность идеалам Церкви в первые годы после того, как стала послушницей.

Также следует заметить, что это не вполне личный дневник, а, скорее, способ приспособиться к сложившейся ситуации. Это не изложение предубеждений Петрис, но ее яростное оправдание собственных действий, как будто, написав все это, она планировала в дальнейшем использовать эти записи для того, чтобы убедить не только себя, но и остальных людей. Что за немыслимое извращение: пользуясь идеалами Церкви учить и наставлять, Петрис могла провести свою книгу через множество рук, добиваясь поддержки и понимания своей искаженной правды, которую она выдавала за слова, угодные Создателю. Таким образом ее мысли и убеждения развращали Церковь изнутри, а посему впредь подобные дела должны быть пресекаться с особой суровостью.

«Сэр Варнелл убедил меня, что существо хорошо связано, так что я смогла посмотреть на него вблизи. Странно, но, рассматривая его, я вспоминала о конюшнях, о тех днях, проведенных с лошадьми, которые я потеряла. И о мальчике, который смеялся.
Этого кунари связывают крепкие веревки, что одновременно и натянуты, и не способны на резкий рывок, будто тянутся за покорным скотом, уже готовым волочить плуг по давно знакомой борозде. Мне сказали, что он был магом, однако его грубая сила более чем явно указывала на его истинное предназначение. Это было само воплощение дикой мощи, привлекательное в своей первобытности. Если бы родился человек, обладающий таким телосложением, его бы боготворили, и, рассматривая это создание, я увидела в нем насмешку Создателя: существо столь великолепной формы оказалось в плену ложной религии, и было обучено совершенно варварским способом. Их путь развращен, а потому с ним следует покончить как можно быстрее... однако как же доказать миру, что они совершенно от нас отличаются, что с ними невозможно идти на переговоры и заключать союзы? Как исключить саму возможность появления симпатии по отношению к этим животным у остальных жителей Тедаса?
Я думала о конюшнях, о том, как была брошена, и о мальчике, который однажды перестал смеяться. Он не умел обращаться с моей лошадью, но именно ее обвинили в том, что он пострадал, когда неловко взял ее под уздцы. И тогда я улыбнулась этому кунари, потому что поняла, как же показать другим, насколько они опасны. И этот сможет послужить мне — моя верная лошадка, мой безмолвный Кетоджан

Участие в сюжете

Первый акт

Во время очередного «ночного патрулирования» в Нижнем городе Хоук замечает, как банда головорезов нападает на женщину. После того, как с бандитами будет покончено, женщина, оценив силу Хоук(а), предложит сделку: она, сестра Петрис из Церкви Киркволла, хочет помочь магу кунари — саирабазу. Его отряд убили и теперь ему грозит смерть от собственных сородичей, так что сестра Церкви хочет вывести его из города в безопасное место, пока до него не добрались воины Аришока.

Впрочем, как выясняется позже, милосердная сестра вовсе не стремилась спасти своего «Кетоджана», так как, добравшись до нужного места, Хоук наткнулся(лась) на отряд кунари, что разыскивали беглого мага. По замыслу Петрис, если бы кунари расправились с Хоук(ом), это позволило бы ей обвинить воинов Аришока в убийстве людей и вынудить наместника начать военные действия, дабы предотвратить подобное в будущем.

При этом, выбрав себе в жертву беглеца из Ферелдена, занимающего в Киркволле самое низкое положение, она также действовала не без причины: даже избежав гибели, Хоук ничего не мог(ла) бы доказать, ибо слова сестры Церкви прозвучали бы весомее, так что, избежав гибели и вернувшись к Петрис, Хоук вынужден(а) лишь пригрозить сестре, что ее действия еще аукнутся ей в будущем, после чего отправиться восвояси.

Второй акт

Через несколько лет наместник Думар, вызвав Хоук(а), сообщил ему(ей), что послы кунари, пришедшие к наместнику с мирными намерениями, исчезли прямо из крепости, так что Думар поручает найти их как можно скорее, пока это не привело к дипломатическому скандалу.

Хоук находит нить, ведущую к Петрис, которая за прошедшие годы стала Преподобной матерью. Хоук угрожает пойти прямо к Владычице церкви Эльтине и рассказать, что печатью Владычицы были скреплены приказы об убийстве делегации кунари, в ответ на что Петрис решает, что дело получает слишком опасный оборот и сдаёт Хоук(у) своего помощника — храмовника сэра Варнелла.

Если Хоук убьет Варнелла, Петрис на какое-то время постарается затаиться, но вновь объявится, когда сын наместника Сэймус вдруг решит принять Кун. В этом поступке Петрис увидит воплощение ее давних опасений: кунари без проблем принимают в свои ряды новых последователей, а из-за этого своих верующих теряет Церковь. Переход сына наместника был опаснее всего, ведь теперь кунари получали ценного заложника, а люди и эльфы с возросшим энтузиазмом стали менять веру, последовав за Сэймусом. Чтобы прекратить все это, Петрис обманом вызвала Сэймуса в Церковь и там расправилась с ним, надеясь свалить вину на Хоук(а), однако она недооценила проницательность Владычицы Эльтины: та сразу поняла, в чем дело, и пожелала отдать Петрис под суд... хотя до этого не дошло: кунари, прознавшие о смерти Сэймуса, направили к ней лучника-убийцу, который во имя мести расправился с Петрис.

Если же Хоук поддержит Варнелла в убийстве кунари, то потом можно будет помочь Петрис в её противостоянии кунари. В таком случае после смерти Сэймуса кунари не убьют Петрис, а Владычица простит её, но лишит титула. Напоследок же Петрис скажет Хоук(у), что тот/та всегда может обратиться к ней за помощью в случае необходимости.

В итоге, несмотря на свою судьбу, Петрис все же добивается своего: Аришок теряет терпение и разворачивает военную кампанию против защитников Киркволла, что приводит к полноценному противостоянию между кунари и жителями города.

Третий акт

Если Петрис выжила во втором акте, её можно будет найти в Церкви. Титула она лишена, но продолжает строить козни, взращивая ересь в стенах Церкви.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.