ФЭНДОМ


Книга

В поисках знаний: Путешествия Церковного ученого

История в истории
Genitivi
«Поскольку долг всех истинных сынов Церкви — добиваться, чтобы Песнь была слышна из каждого уголка этого мира, я сделал своей миссией поиск как можно большего числа этих мест. Вряд ли Создатель ожидает, что можно преуспеть в одном без другого.»
— Отрывок из «В поисках знаний: Путешествия Церковного учёного»

В поисках знаний: Путешествия Церковного учёного (англ. In Pursuit of Knowledge: The Travels of a Chantry Scholar) — книга, написанная братом Фердинандом Дженитиви. Источник знаний о Тедасе, странах и народах, его населяющих. Лорбуки написаны от его имени.

Сложности церковных учёных

«Будучи исследователями культуры, мы всегда должны помнить о своей предвзятости. Я не скрываю, что Церковь повлияла на мою точку зрения, так как если мои читатели не будут знать, сквозь какую призму я смотрю на мир, им будет сложно представить, как эти предубеждения могли окрасить мои записи.
Сбор точной информации является сложной задачей в таком обширном и разобщённом месте, как Тедас. Один человек может в подробностях рассказывать зловещие слухи о короле, а затем отказаться назвать своё имя или предоставить какие-либо доказательства. Другие источники могут противоречить друг другу. Снаряжение путешествий в некоторые наиболее отдалённые области континента — ничто по сравнению с трудностями, с которыми я сталкивался в поиске контактов, достойных доверия. Даже не могу сказать вам, сколько раз „уважаемые люди“ пытались меня обмануть. Иногда они делали это ради личной славы, но чаще всего с целью оказать давление в продвижении собственных интересов. Надежных контактов особенно не хватает среди кунари, долийцев и в Тевинтере, и я ценю те, с которыми сохранил дружественные отношения. Часто именно мне приходилось заслуживать их доверие.
Тексты могут быть недостоверны. Прочитав огромное количество трудов, я выяснил, что Андрасте была орлейской ферелденкой, которая рождалась в каждом городе отсюда и до Хоссберга. То немногое, что осталось от эльфийской истории, рассказывалось и пересказывалось, изменялось и искажалось до тех пор, пока не стало неузнаваемым. Особое уважение я испытываю к гномам, ибо нет другого народа столь одержимого точным и полным документированием истории. Вот бы ещё и их Хранители были также открыты, как небеса, которых они страшатся.
Сказать по правде, продолжительное господство Церкви порой делает записи событий действительности настоящим испытанием. Большая часть распространённых историй была переписана, пройдя через фильтр моей религии. Всё, что относится к Создателю, имеет значение. И поскольку это неизбежно, иногда возникают противоречия между тем, что официально преподносится Церковью, и тем, что я видел своими глазами.
И, несмотря на то, что моя вера в Создателя абсолютна, я признаю, что только глупец не придаст значение урокам, полученным у других религий и сообществ.
Возьмём, к примеру, Тень. Было это царство Создателя, как гласит общеизвестный факт, или королевство Древних Богов Тевинтера? Мало кто станет оспаривать её существование, но и в остальном между учёными мало согласия. Знаю, многие со мной поспорят, но я пришел к выводу, что нельзя ни в чём быть уверенным. Я встретил слишком много людей и узнал слишком много точек зрения, чтобы убедиться в том, что в таких вещах нужно держать свой разум открытым.
»

— Выдержка из лекции Брата Дженитиви в Университете Орлея, состоявшейся вскоре после выхода его главного труда, «В поисках знаний: Путешествия Церковного учёного»

Страны Тедаса

География Тедаса

«С востока Тедас омывается океаном Амарантайн, с запада ограничен Тирашанским лесом и хребтом Охотничий Рог, с юга — снежной пустыней за Оркнейскими горами, а с севера — Донарксим лесом.
Слово „Тедас“ тевинтерского происхождения. Изначально оно обозначало все земли, что граничат с Империей. По мере того как слабело иго Империи, Тедас всё ширился и ширился, и в конце концов этим словом начали называть уже весь континент.
Северную часть Тедаса делят между собой Андерфелс, Империя Тевинтер, Антива и Ривейн, а прибрежными островами владеют кунари. Центральный Тедас состоит из Вольной Марки, Неварры и Орлея. На Юге расположился Ферелден.
Что лежит за снежной пустыней — загадка. Суровые температуры и бесплодные земли оттолкнули от тех мест даже самых бесстрашных картографов. Также никогда не исследовались западные пределы Андерфелса — даже самими андерами. Мы не знаем, есть ли за бескрайними степями ещё горы или они простираются до безымянного океана.
Несомненно, должны быть и другие земли — континенты или острова — возможно, на другом берегу Амарантайна или к северу от Пар Воллена, поскольку кунари приплыли в Тедас из каких-то других земель. Но эта догадка — всё, чем мы располагаем.
»

Андерфелс

«Андерфелс — это страна, которая поражает воображение полным отсутствием умеренности. Это наиболее пустынное место в мире, ибо два Мора оставили после себя безграничные пустые просторы, до такой степени безжизненные, что даже трупы здесь не разлагаются — ни насекомые, ни черви не водятся в этих местах.
Эта страна переполнена чудесами. Стоит упомянуть Мердейн с вырезанным на его поверхности гигантским изображением Нашей Госпожи, которая, протянув к нам руки, сияет неугасимым пламенем, а также крепость Вейсхаупт, белокаменные стены которой возвышаются над окружающими пустынными равнинами.
Да и сами андерцы как будто обожают крайности; здесь обитают самые фанатичные жрецы и самые опасные для врага солдаты, а народ местный невероятно беден, однако же вызывает страх у всего мира.
»

Антива

«Во всём цивилизованным мире распространено мнение, что в Антиве нет короля. Однако же я уверяю любезных читателей, что это не так. Династия королей Антивы остаётся непрерывной вот уже две с половиной тысячи лет — дело лишь в том, что на антиванских королей никто никогда не обращает внимания.
В действительности страной управляет собрание торговых принцев. Они не принцы в общепринятом смысле этого слова, а главы банков, торговых компаний и винокурен. Размер их власти прямо зависит от размера богатства.
Однако знаменита Антива не столько необычной формой правления, сколько винами, которые, безусловно, не имеют равных во всём мире. Многие люди также знают об Антиве благодаря Дому Воронов. Поскольку антиванцы хороши во всём, кроме военного дела, всех удивляет то, что именно в Антиве обитают наиболее смертоносные наёмные убийцы в мире. Их слава столь велика, что в стране даже нет обычных войск. Ни один король не захочет посылать свою армию в Антиву, и даже если отдать подобный приказ, трудно найти полководца до такой степени безумного, чтобы возглавить такое вторжение. Вполне вероятно, что само нападение завершится успехом, однако его руководители до этого дня наверняка не доживут.
»

Империя Тевинтер

«Ныне Империя подобна постаревшей, опустившейся даме, что присела на севере Тедаса и, подвыпив, проклинает всех и вся за свою утраченную красоту. Оказавшись в Минратосе, внимательный наблюдатель заметит, что некогда это был центр всего цивилизованного мира. Следы его былого расцвета ещё не канули в прошлое. Но всё глубже и глубже они утопают в грязи и мусоре, который в эпоху упадка Империи с годами только накапливается. Правящий класс, состоящий из магов, живёт в красивых каменных башнях, в буквальном смысле слова возвышающихся над грязью, в которой живут рабы и крестьяне. Окраины Минратоса захлестнула волна беженцев, измождённых бесконечной войной между Империей и кунари. И всё же Империя держится. Благодаря мечу ли, магии ли, но Тевинтер остаётся силой, с которой приходится считаться. Минратоус осаждали люди, кунари, даже сама Андрасте, но взять его не удалось никому.»

Ривейн

«Нигде больше в своих путешествиях, даже в самом сердце Империи и в гротах Орзаммара, не чувствовал я себя таким чужаком, как в Ривейне.
Ушей здешнего народа Песнь Света так и не достигла. Долгие годы они провели под влиянием кунари, из-за чего большая часть населения страны превратилась в ярых приверженцев Кун. Но неприятие Песни — это следствие не только войны с кунари.
Ривейнцы не хотят расставаться со своими провидицами, которые по сути своей — маги, общающиеся с духами и позволяющие им в себя вселяться. Церковный запрет подобных магических ритуалов идёт вразрез с тысячелетней традицией.
»

Неварра

«Когда я в четвёртый раз попытался пересечь границу Неварры с Орлеем и шевалье вынудили меня повернуть назад, пришлось искать обходной путь. Вернувшись морем в Ферелден, я на другом судне отплыл в Неварру. Результат оказался более чем достойным таких стараний.
Страна изобилует произведениями искусства — от изваяний героев, которые во множестве стоят на улицах даже самых жалких деревушек, до сверкающего золотом Колледжа Магов в Камберленде. Вероятно, нигде в мире нет ничего подобного гигантскому некрополю близ города Неварра. В отличие от большинства других почитателей Андрасте, неварранцы не сжигают своих мертвецов. Напротив, они тщательно сохраняют их тела и запечатывают их в великолепных гробницах. Иные неварранские богачи начинают возводить свои будущие гробницы ещё в юности, и со временем сооружения превращаются в изумительной красоты дворцы с садами, купальнями и бальными залами. Но они совершенно безмолвны, ибо предназначены только для мёртвых.
»

Вольная Марка

«Вольная Марка — это не королевство и даже не страна в общепринятом смысле слова. Мало того, обитатели этих мест не любят, когда их огульно называют „марчанами“. Скорее, это содружество независимых городов-государств, которые объединяются, лишь когда это необходимо. В этом смысле Вольная Марка напоминает банны до появления короля Каленхада. По этой причине там нет столицы, а некое подобие центрального правительства появляется лишь иногда и представляет собой аналог Собрания земель, созываемый лишь в смутные времена.
Я попал туда как раз накануне Большого турнира, который проходил в Тантервале — и действо сие поразило меня. Я видел, как авварские горцы меряются силой с орлесианскими конными рыцарями, как всадники Андерфелса покупают неваррских верховых коней, как антиванские ремесленники продают свои товары магам Тевинтера. Казалось, в этом месте сошёлся весь Тедас.
»

Ферелден

География Ферелдена

«Королевство Ферелден — самая южная из цивилизованных стран Тедаса. Впрочем, некоторые ученые ставят под сомнение её цивилизованность. Вероятно, по географическому положению Ферелден является наиболее обособленным из королевств Тедаса: к востоку от него лежит океан Амарантайн, к северу — Недремлющее море, а к югу — Дикие земли Коркари, которые летом представляют собой необъятное торфяное болото, а зимой — коварный лабиринт покрытых тонким льдом протоков. Западную границу Ферелдена охраняют Морозные горы. Только узкая долина между горами и морем позволяет путешествовать из Ферелдена в Орлей и обратно.
Большая часть земель в центральной части королевства, именуемой Баннорн, представляет собой равнину. Её пересекают остатки древнего тевинтерского тракта, когда-то соединявшего Вал Руайо с Остагаром, крепостью на краю диких земель Коркари. В западной части Ферелдена главенствует озеро Каленхад, огромная впадина, наполненная водой из окрестных ледников. На берегу озера Каленхад стоит знаменитая крепость Редклиф, а также Башня Круга, пристанище ферелденского Круга Магов.
В восточной части страны расположен обширный лес Бресилиан, в котором, по мнению суеверных местных жителей, водится нечистая сила. Посреди леса вздымается Пик Драккона, одинокая гора, охраняющая столицу Ферелдена.
»

Денерим

«Когда в Ферелдене говорят „отправиться в город“, под городом неизменно подразумевается Денерим. В королевстве нет другого места, которое могло бы сравниться с ним по размеру, населению, богатству или значению. Это резиденция династии Тейринов, столица Ферелдена, крупнейший порт и, по многовековой традиции, место проведения Собраний земель.
Кроме того, Денерим — родной город Андрасте. Или один из городов, где она могла родиться, поскольку на это почетное звание есть несколько претендентов, в числе которых орлесианский Джейдер. Церковь не вмешивается в обсуждение подобных притязаний, однако же хорошо известно, что Андрасте родом из Ферелдена. Посему при посещении мест паломничества в Денериме нежелательно упоминать о Джейдере.
Город лежит у подножия Пика Драккон — одиноко стоящей горы, изборождённой древними потоками лавы. Во времена Андрасте над вулканом иногда поднимались столбы чёрного пепла, а выброшенные им огненные камни достигали Вольной Марки. Ныне считается, что Пик Драккон успокоился навсегда. Тем не менее, некоторые верят, что он лишь погрузился в сон, и пепел и пламень снова закроют небо, когда умрёт последний король Ферелдена. Однако же это представляется весьма маловероятным.
»

Редклиф

«Вот знаменитое изречение короля Каленхада Тейрина: „Судьба Редклифа — это судьба всего Ферелдена“. И действительно, этот замок — первый и последний оплот на сухопутном пути в Ферелден, и все, кто когда-нибудь вторгался в страну, вынуждены были сперва взять Редклиф.
Этот замок (именуемый «неприступным», хотя его брали штурмом три раза) охраняет также одно из крупнейших и богатейших ферелденских поселений. Деревня Редклиф удачно расположена возле горного перевала, ведущего в Орзаммар, и орлесианской границы, а потому стала центром международной торговли. По этим причинам Редклиф считается эрлингом, несмотря на скромные размеры владения.
Население Редклифа состоит преимущественно из рыбаков и торговцев, перевозящих гномьи товары через перевал из Орлея в Денерим. Когда в конце осени по утрам вся деревушка пахнет копченой рыбой, торговцы в своей утончённости усиленно делают вид, что не замечают этого.
»

Лотеринг

«В древние времена Лотеринг был не более чем торговым поселением, обслуживавшим лежавшую дальше к югу крепость Остагар. В наши дни он стал значительно крупнее. Им пользуются Редклиф, а также община торговцев и наземных гномов недалеко от Орзаммара. Расположение на Северном тракте придаёт Лотерингу стратегическое значение, а потому власть над этим поселением издавна была предметом спора между Южным баннорном и эрлингом Южный Предел. Сам король Каленхад вмешался в эту распрю и в годы Возвышенного века подарил город Южному Пределу. Таким образом, с междоусобицей было покончено, по крайней мере, внешне.»

Культура Ферелдена: значение собак

«Во время странствии меня часто просили пояснить, почему Ферелден изобилует собаками. Всем воображавшим меня чужестранцам я неизменно отвечал, что на моей родине собак ничуть не больше, чем в их родной стране. Глаз проницательного наблюдателя отметит, что в любом цивилизованном уголке Тедаса собаки используются для охоты, уничтожения грызунов, наносящих вред припасам и домашней живности, и для охраны жилищ, а в горных краях — даже для перевозки поклажи. Ферелденцы всего лишь проявляют признательность своим собакам за всё то, что те делают.
Возможно, объяснение этому можно отыскать в древних мифах. Считается, что Хафтер — первый в истории тэйрн и герой, объединивший наших аламаррийских предков для борьбы со вторым Мором — был сыном волка-оборотня. Скорее всего, легенда отражает некие особенности его темперамента, либо же являет собой попытку преувеличить незаурядность и без того далеко не рядовой личности. Но, тем не менее, более половины благородных семейств Ферелдена считают себя потомками Хафтера. Соответственно, наши люди верят, что они состоят в дальнем родстве с волками. Проявлять же любезность по отношению к родственникам — признак хорошего воспитания.
»

Гранитный мыс

«Некоторые статуи из Бурой Трясины имеют авварское происхождение. Банне Харгрейв доставляло удовольствие привозить их с холмов, из военных походов, и расставлять снаружи у дома, подобно тому, как садовники пересаживают цветы. Развлекая посещающих её знатных гостей, банна любила показывать им статуи и потчевать мрачными рассказами об авварских суевериях, большую часть которых она выдумывала тут же, на ходу.»


Город Орзаммар

«Гномы славятся как искусные ремесленники, и город Орзаммар — одно из их прекраснейших произведений. Орзаммар расположен глубоко под землёй, в самом сердце Морозных гор. Город, изгибаясь дугой, отходит от королевского дворца, выстроенного вокруг природного выхода лавы. Расплавленный камень, непрерывно извергающийся оттуда, и освещает, и обогревает всю пещеру.
Верхний ярус Орзаммара отдан касте знатных гномов, чьи дворцы высятся рядами по обе стороны от королевского двора, а также Хранителям, которые ведают сбережением гномьих знаний.
Нижний ярус — это общинные залы, где господствует каста торговцев и выставляются на продажу наилучшие произведения орзаммарских ремесленников. В центре лавовой реки располагается арена Испытаний, соединённая дамбой с Общинными залами. Это священное место, где гномы по древней традиции улаживают споры.
На одном берегу огненной реки находятся развалины старинных гномьих дворцов, давно обветшавших и пришедших в негодность. Жители Орзаммара называют это место Пыльным городом; там обитают неприкасаемые гномы. На другом берегу реки начинаются Глубинные тропы, некогда соединявшие самые отдалённые уголки обширной гномьей империи. Но сейчас, после многих веков, омрачённых нашествиями порождений тьмы, они по большей части запечатаны. Почти все сведения об этом лабиринте подземных туннелей в наши дни утрачены даже для их создателей.
»

Жизнь в Орзаммаре

«Гномы Орзаммара не похожи на своих сородичей, которых можно встретить в большинстве человеческих городов. Хотя Орзаммар наживает огромные богатства на торговле с королевствами людей, все гномы, которые отправляются наверх, чтобы заняться этим делом, лишаются положения в обществе. Гномы-торговцы стали настолько распространённым явлением в городах людей, что у многих людей сложилось впечатление, будто вся эта раса поклоняется выгоде и прибыли. Однако наземные гномы — нетипичное явление. Они согласны разорвать все связи со своим народом и пожертвовать рангом, дабы успешно вести дело.
Гномы же, живущие под землёй, одержимы честью — своей собственной и своей семьи. У большинства знатных гномов кольчуга составляет непременную часть даже парадных одеяний, ибо мимолетное оскорбление часто приводит к бою не на жизнь, а на смерть.
Эти гномы почитают совершенство и стремятся достичь его во всём, даже члены касты слуг иногда объявляются Совершенными, как правило, посмертно — в качестве признания за безупречную службу.
»

Касты

«Посещающим Орзаммар следует помнить, что иерархия гномьего общества куда сложней нашей собственной. Легко нанести серьёзное оскорбление гному одним неверным определением его положения. Поскольку это может привести к потере руки, ноги, а то и жизни, я попытаюсь снизить эту опасность для своих собратьев-путешественников.
Общество Орзаммара делится на знать, воинов, ремесленников, шахтеров, кузнецов и слуг. Сейчас вы, несомненно, скажете себе: „Подобное деление есть и у нас“. Это опаснейшее заблуждение. Безусловно, у нас тоже есть знать, ремесленники, торговцы, которые наследуют положение в обществе от родителей. Однако младшие сыновья дворян частенько становятся ремесленниками либо солдатами. Сын торговца может вступить в армию, стать слугой или наняться учеником к кузнецу. Всё это свободный выбор. Ограниченный, быть может, обстоятельствами рождения, но всё же выбор.
Однако же то, что многие люди выбирают, гномы получает с рождением. Никто не может стать кузнецом, если не родился в касте кузнецов. Слуга, который женится на знатной женщине, сам никогда не станет знатным. Хотя его дочери будут знатными дамами, сыновья останутся слугами, ибо дочери унаследуют касту матери, а сыновья — касту отца.
»

Политика в Орзаммаре

«Как ни опасно ошибиться в кастовой принадлежности гнома, куда опасней ошибиться в его связях со знатными домами Орзаммара. Все в этом городе с кем-то связаны — кровным родством или устным соглашением. Дворяне не занимаются коммерцией, ибо это дозволено лишь торговцам. Но знать оказывает покровительство торговле. Знатные гномы вкладывают деньги в магазины и мастерские ремесленников, а взамен получают как долю прибыли, так и солидный кредит. Торговцы и воины также извлекают пользу из служения влиятельному покровителю.
Относительная власть каждого дома весьма переменчива. Как правило, можно безопасно заключить, что самым влиятельным является дом, представитель которого восседает на троне, но ступенькой ниже начинается неразбериха. Дома заключают союзы друг с другом посредством брака, они зарабатывают почёт и уважение, когда верные бойцы или сами члены дома побеждают на испытаниях. То же происходит, если ремесленник, которому покровительствует данный дом, становится модным или популярным, или если торговец, в дело которого вложены деньги дома, богатеет. Степень власти, приобретённой этими достижениями, настолько неясна даже для самих гномов, что знать нередко бросает друг другу вызов на Испытаниях с целью решить, чьи кузнецы мастерят лучшие пряжки для поясов или чьи слуги лучше воспитаны. Но и торговцы нередко спорят, чей знатный покровитель завоевал больше популярности, потому что успех покровителя — успех и его подопечного.
Нагляднее всего это видно в Совете, где собираются деширы, представители всех знатных домов. Хотя Орзаммаром формально правит король, избирает его Совет, так что короли вынуждены постоянно трудиться, зарабатывая поддержку деширов. Непопулярный король может обнаружить, что Совет не считает его наследника достойным трона. В таком случае власть переходит к другому дому.
»

Вера гномов

«Песнь Света почти никогда не звучит в чертогах Орзаммара. В этом нет ничего удивительного, потому что, в отличие от эльфов, которые были в буквальном смысле брошены своими богами, или тевинтерцев, которые обожествляли драконов, гномы вовсе не имеют богов.
Орзаммару чуждо даже понятие веры в Бога. Вместо этого гномы почитают „Камень“ — так они называют саму землю. Это довольно практично для народа, живущего под землёй, хотя и в некотором роде приземлённо.
За наставлением в делах духовных гномы обращаются к своим предкам. Эти предки, которые, как говорят гномы, вернулись в Камень, сообщают свою волю живым посредством жестоких поединков, называемых испытаниями. Совокупную мудрость предков собирают Хранители, которые, судя по всему, умеют создавать записи в лириуме.
Вровень с предками, выше даже королей, стоят Совершенные — гномы, достигшие такого величия, что поднялись почти до уровня божеств. Это их изображают огромные статуи, подпирающие свод чертога, из которого начинается путь наверх. Прибывающие в Орзаммар чужеземцы видят эти статуи в первую очередь.
»

Долийские эльфы

«Я отправился на север вместе с торговым караваном, следовавшим из Вал Руайо в Неварру, и менее чем в двух днях пути от границ Орлея нам довелось столкнуться с разбойниками. Укрывшиеся среди деревьев, они напали совершенно неожиданно, изрешетили стрелами наши повозки и практически сразу убили почти всю нашу охрану. Немногие стражники, уцелевшие под дождём стрел, обнажили мечи и бросились в лес. Из зарослей до нас донеслось несколько приглушённых возгласов, и больше мы ничего не слышали.
Довольно долго было совсем тихо, а потом показались разбойники: татуированные эльфы, облачённые в шкуры, отобрали у торговцев все товары и ценности, а затем снова скрылись в лесу.
Это, как я узнал позже, были долийцы — дикие эльфы, в обычаях которых устраивать засады на окраинах обжитых земель, подкарауливая путешественников, и устраивать налёты на обитателей дальних ферм. Отвергнув людскую цивилизацию, дикие эльфы поклоняются своим лжебогам и, по слухам, занимаются своим особым колдовством.
»

Валласлин: письмо на крови

«После встречи с долийскими эльфами на дороге в Неварру я внимательно прочитал все книги о них, которые смог найти. Я выискивал легенды, мифы и сведения об истории этого народа. Но в книгах всегда пишут слишком много и одновременно слишком мало. Я понял, что, дабы по-настоящему понять долийцев, надо найти их. Теперь-то ясно, какое это было заблуждение. В моё оправдание могу сказать, что я тогда был очень молод, к тому же затея эта захватила все мои помыслы, заставив забыть об осторожности. К сожалению, даже когда благоразумие до некоторой степени вернулось ко мне, идея сия по-прежнему представлялась мне весьма соблазнительной. Как ни пытался я думать о другом, мысль о походе к эльфам с замечательным упрямством вновь и вновь возвращалась ко мне.
Несколько месяцев подряд эта мысль беспокойным червячком шевелилась где-то в моей черепной коробке. В итоге я не выдержал и отправился получать знания о долийцах из первых рук. Несколько недель я бродил по лесам, растущим вдоль границы с Орлеем, пока наконец не нашёл долийского охотника — или, вернее, пока он меня не нашёл. Я попал в устроенную им ловушку — не успев оглянуться, я уже висел на дереве, а лодыжки мои стягивала петля.
Так я и висел вниз головой, совершенно беззащитный. Полы моего плаща закрывали мне лицо, а подштанники оказались выставлены на всеобщее обозрение. Возможно, сейчас это описание вызовет у вас смех, но поверьте, я не пожелал бы и врагу оказаться в такой ситуации. К счастью, именно уморительный вид, похоже, остановил руку, которая уже поднялась, чтобы оборвать мою жизнь — и впрямь, какую угрозу может представлять глупый человечишка, сверкающий своим нижним бельём?
Затем эльф уселся, развел небольшой костёр и начал свежевать пойманного им оленя. Накопив достаточно храбрости, я заговорил с ним. Я попытался убедить его, что пришёл не для того, чтобы причинить его народу какой-либо вред — на что он рассмеялся и ответил, что если я и собирался причинить эльфам вред, меня ждала полная неудача. В конце концов у нас затеялось нечто вроде беседы — вернее сказать, я задавал ему вопросы, и иногда он снисходил до того, чтобы отвечать на них.
Он рассказал мне, что хотя некоторые из долийцев намеренно искали путешествующих людей, чтобы ограбить или запугать их, большинство его соплеменников лишь хотели бы, чтобы их оставили в покое. Похоже, он считал, что карая людей за былые злодеяния, эльфы тем самым лишь порождают новое насилие. Я задал вопрос о необычной татуировке на его лице, и он ответил, что такая татуировка зовется валласлином — „письмом на крови“. На его лице были начертаны знаки Андруил Охотницы — одной из наиболее почитаемых эльфами богинь. Ещё он сказал, что долийцы наносят эти знаки, чтобы отличаться от людей и от тех их соплеменников, которые решили жить по людским законам. По его словам, валласлин напоминает долийским эльфам, что они никогда больше не откажутся от своих верований.
Освежевав оленя, он обрезал веревку, удерживающую меня наверху. К тому времени, как я поднялся на ноги и поборол головокружение, вызванное отливом крови от головы, его уже не было.
Я не советовал бы читателям разыскивать долийских эльфов самостоятельно. Мне очень повезло, что я повстречал именно этого эльфа и что вышел из этого приключения целым и невредимым. Возможно, Создатель заботится о тех, кто с открытым сердцем ищет знаний — как бы там ни было, я искренне на это надеюсь.
»

Аравели

«Долийцы, живущие небольшими группами из кровных родственников, путешествуют в украшенных резьбой повозках, которые называют аравелями. Эти повозки влекут галла, большие белые олени. Аравели в пути — зрелище неповторимое: изящные изгибы корпуса, широкие навесы, трепещущие на ветру яркие шелка, часто с рисунком родовых знамён, когда-то реявших над семейным жилищем. Многие люди называют аравели сухопутными кораблями, ибо при сильном ветре создается впечатление, что эльфы путешествуют на судах, поднятые паруса которых возвещают их прибытие (или предупреждают чужаков, что лучше держаться подальше). Галла встречаются только у эльфов, поскольку прочие народы считают этих животных злобными и непригодными для приручения. Долийцы же называют их благородными и отдают им предпочтение перед лошадьми. Несомненно, большинство людей согласятся, что галла не менее красивы, чем сами эльфы. Знать империи любит коллекционировать рога галла, различными путями попадающие в Тевинтер. Долийцы считают это непростительным оскорблением.
Лишь немногие из нас могут утверждать, что видели долийские сухопутные корабли вблизи. Человеку, заметившему их на горизонте, лучше направиться в другую сторону. Долийские кланы не слишком любят, когда люди появляются в их лагерях, и во многих преданиях рассказывается, как незваных гостей безжалостно изрешечивали стрелами.
»

Кунари

«Всякий, кто заберётся слишком далеко на север, рано или поздно встретится с кунари — беловолосыми и бронзовокожими гигантами на голову выше обычного человека, пугающе хладнокровными и с затаённым огнем в глазах.
Долгое время считалось, что все кунари мужского пола или что их женщин невозможно отличить от мужчин. Только в Благословенный век дипломатам из Ривейна было дозволено нанести недолгий визит в Пар Воллен, где они узнали правду. Оказалось, женщин у кунари немало и их легко отличить от мужчин. Ривейнцы утверждают, что кунари обращаются с ними по-доброму или, по крайней мере, без лишней жестокости, хотя мне не случалось наблюдать кунари достаточно близко, чтобы оценить особенности их нрава.
»

Магия и маги

Истязания

«Ничто не вызывает такого трепета у учеников Круга, как предстоящее каждому из них Истязание. О проведении этого ритуала им известно немногое, и даже одно это даёт повод бояться. Что хорошо известно — так это то, что лишь те ученики, которые пройдут Истязание, возвращаются потом к товарищам. Возвращаются уже полноправными членами Круга Магов. О тех, кто не проходит испытание, неизвестно ничего. Может быть, их убивают на месте. В Ривейнском Круге я слышал нелепую версию, будто бы несостоявшихся учеников превращают в свиней, откармливают и подают на стол старшим чародеям. Но я не заметил, чтобы в Круге Ривейна ели больше свинины, чем где-либо ещё.»

Лириум

«Более чем наполовину доход Орзаммара составляет выручка от продажи одного-единственного, очень редкого вещества — лириума. Церковь полагает, что это те самые „воды Тени“, упоминаемые в Погребальных песнях, вещество, из которого Создатель образовал мир. Лишь немногие из семейств касты рудокопов отваживаются добывать руду, искать в Камне жилы в буквальном смысле на слух. Ибо в сыром виде лириум поёт, и внимательный гном может расслышать это пение даже сквозь толщу камня.
Даже несмотря на природную сопротивляемость к нему гномов, обработка сырого лириума крайне опасна для всех, кроме самых умелых и опытных гномов из касты рудокопов. Даже у гномов необработанный минерал может вызвать глухоту или потерю памяти. У людей и эльфов контакт с лириумом вызывает тошноту, волдыри на коже и сумасшествие. Маги же к необработанному лириуму не могут даже приближаться, для них это верная смерть.
Несмотря на свою опасность, лириум — самый ценный на сегодняшний день минерал. В империи Тевинтер он ценится дороже бриллиантов. На поверхность гномы продают лишь небольшое количество обработанного лириума — большую же часть поставляют собственным кузнецам, которые используют его для ковки знаменитого гномьего оружия и доспехов. Лириум, предназначенный для поверхности, направляется только в Церковь, за чем она строго следит. И уже сама церковь затем распределяет его между храмовниками, которым минерал помогает находить и убивать малефикаров, и магами.
В руках магов Круга лириум раскрывает весь свой потенциал. Их ремесленники-формари делают из лириума множество полезных вещей — от магически закалённого камня для построек до серебряных доспехов короля Каленхада.
При смешении с жидкостью и принятии внутрь лириум позволяет магам входить в Тень в полном сознании, в отличие от всех остальных, попадающих туда лишь во сне. Также раствор лириума используется при чтении особо энергозатратных заклинаний, поскольку даёт магу силу, превышающую его собственную.
Но все эти преимущества достаются дорогой ценой, при длительном использовании лириума возникает зависимость, непереносимая тяга к нему. Со временем храмовники теряют способность ориентироваться в пространстве, перестают отличать воспоминания от реальности и сон от яви. Часто у них возникает мания преследования, поскольку ночные кошмары остаются с ними и наяву. У магов вдобавок к этому возникают и физические мутации. Широко известно, что лорды-магистры Тевинтерской империи за долгие годы употребления лириума настолько изменились внешне, что их не только не узнавали родные, но и вообще никто не принимал за людей.
»

Усмирённые

«Усмирённые — это самые загадочные, но притом наиболее приметные члены Круга. В каждом городе приличных размеров есть лавка Круга Магов, и каждой такой лавкой управляет усмирённый.
Само название не вполне точно, потому что смирения в них мало, скорей они смахивают на вдруг ожившие предметы обихода. Точно так же держался бы стол, если бы он вдруг пожелал продать вам зачарованный перочинный ножик. Глаза усмирённых лишены всякого выражения, голос монотонный.
Они могут быть несравненными ремесленниками, но простой народ их всё же побаивается.
»

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.