ФЭНДОМ


Высказывания Варрика и его диалоги с сопартийцами из "Dragon Age: Инквизиция".

Отдельные высказывания

Во время пролога:

  • Ох... кажись, плохи дела.

Отдельные комментарии:

  • (При обнаружении окулярума) Что ещё за череп?
  • (При активации окулярума) Конечно, куда нам без черепа, который освещает всякую хренотень.
  • (При нахождении осколка) Чей извращенный ум придумал место, которое надо отпирать таким количеством ключей?
  • (При обнаружении записей об окулярумах) Я думал, они ушли с магами-повстанцами. Не повезло беднягам.

Во Внутренних землях:

  • Сколько беженцев. Сразу вспомнился Киркволл времён Мора.
  • Маги и храмовники теперь дерутся повсюду. Молодец, Блондинчик.
  • Ещё кто-нибудь слышит этот запах? Что, только я?
  • Вот теперь я точно в жопе мира.
  • И что магам взбрело в голову прийти именно сюда?

В Вал Руайо:

  • Добро пожаловать в золоченую столицу мира.
  • Если на вашей золотой статуе Андрасте есть узор в виде маленьких статуй Андрасте - вы в Орлее.
  • Мне всегда казалось, что Орзаммар точно такой же, только сырой. Наверное, я ошибался.
  • Интересно, здесь поблизости есть таверна?
  • Интересно, зачем у каждой второй орлесианской дамы в сумочке наг? На закуску, что ли?

На Штормовом берегу:

  • Была у меня подруга — морская капитанша. Ей бы здесь понравилось.
  • Знаете, что сейчас было бы неплохо? Оказаться где-нибудь в помещении.
  • Вы когда-нибудь видели заплесневелого гнома? Скоро увидите.
  • Почему побережья всегда называют так пафосно? Штормовой берег. Рваный берег. Угрюмый берег. По-моему, вода и вода.
  • Я уже говорил, что не умею плавать?
  • (Около дерущихся дракона и великана)
    • Варрик: Искательница, ты у нас эксперт по драконам. Что нам делать?
    • Кассандра: Не попадаться под руку... ни тому, ни тому.
  • Недремлющее море. А где-то там, на другом его берегу, стоит Киркволл.
    • Блэкволл: Давненько я не был в море. Должно быть, плавание в Убежище было непростым.
    • Варрик: Ну, дружелюбие Кассандры и переживания Каллена насчет морских путешествий скрасили мне путь.
    • Кассандра: Оттуда до Убежища был длинный путь.
    • Варрик: Странно, что с такими попутчиками он не показался мне еще длиннее, чем был.
  • (После убийства порождений тьмы, Карвер/Бетани — Серый Страж) Порождения тьмы на поверхности — только их нам и не хватало. Я однажды видел, как кое-кто чуть не умер от скверны. Такое не забывается. Единственным выходом для него было стать Серым Стражем. То есть сражаться с порождениями тьмы всю оставшуюся жизнь.
  • (На драконьем острове) Так что же мы здесь ищем?

В Бурой трясине:

  • Даже не знаю, зачем такие места на свете существуют.
  • А я-то еще на Клоаку жаловался.
  • Напомните, чтобы больше никогда сюда не совался.
  • Плакали мои сапоги.
  • Откуда эта вонь? Хотя лучше не говорите. Даже знать не хочу.

Во время квеста Будет гореть в ваших сердцах...:

  • (В начале квеста) Так и знал, что мы слишком легко отделались.
  • (После защиты южного требушета) Вот дерьмо! Кто заказывал конец этого долбанного света?
  • (При встрече с финальным боссом): Серьёзное у них подкрепление.

В Крествуде:

  • Значит, вот он какой, Ферелден? Неудивительно, что из него все бежали в Киркволл.
  • Во что это я наступил?
  • Что это за люди такие, что при малейших неприятностях ударяются в разбой? Или они просто так топоры точат и напастей ждут? Развлечение у них такое, может?
  • Когда демоны повсюду не шныряют, деревушка ничего так... хотя все равно странная.
  • Правда, тут воняет псиной?
  • (После убийства дракона) Крествуд нам за это медаль должен выдать.

В Западном пределе:

  • Нужно нашим врагам собираться в тавернах, что ли. Так, к слову.
  • Сухость, моровая земля, да еще и небо нас погубить пытается. Просто прелесть.
  • Зачем вообще сюда кто-то приходит? Кстати, а мы-то зачем пришли?
  • Опять пустыня. Прямо то, о чем я мечтал.
  • Знаете, что мне здесь нравится? Да ничего.
  • (О Море)
    • Инквизитор: Предел понемногу оживает после старого Мора.
    • Варрик: Чистенько так, уютненько, да? Всего-то семь веков понадобилось.

На Священных равнинах:

  • Это место видало и лучшие дни.
  • Как-то уж слишком напоминает Киркволл.
  • Сколько поставите на то, что следующей осенью в Орлее будет в моде щебень?
  • Какая разруха.
  • (На берегу реки) Кто-нибудь знает, как называется эта река? Неужели никто?
  • (Если Солас в партии) Ну когда же Смеюн скажет что-нибудь про Завесу?
    • Солас: Я не всегда говорю про Завесу.
      • Сэра: О-о-о! "Завеса печальна! Великие битвы, тыр-пыр!"
      • Блэкволл: А по-моему, всегда.
      • Вивьен: Всегда-всегда, цветик мой.
      • Кассандра: Очень даже всегда.
      • Дориан: Всегда-всегда. Серьезно.
      • Железный Бык: А по-моему, всегда.
      • Коул: Ты много о ней думаешь.
      • Инквизитор: А по-моему, всегда.
      • Варрик: Вот видишь? Я говорил.
  • (У разрушенного моста) Заранее твердое "нет" всем, кто хотя бы подумал о том, чтобы меня туда закинуть.
    • (Если Кассандра в партии) К тебе, Искательница, это в первую очередь относится.

В Изумрудных Могилах:

  • (Ворчит.) Седьмой корень за последние десять минут. Они нарочно вылезают, честное слово.
  • Я слыхал, кому-то даже нравится бродить по чащобам. Просто так, для развлечения. "Туризм" называется.
  • Значит, вот они, Долы. Эх, Маргаритка, жаль, тебя здесь нет.
  • От свежего воздуха я малость не в себе.
  • О-о, леса Тедаса: густые, красивые... и за каждым деревом кто-то хочет тебя съесть.

В Запретном оазисе:

  • Да-да, природа и все прелести. Может, теперь домой?
  • Нам же тут больше ничего не нужно?
  • С удовольствием отсюда уйду.

В Эмприз-дю-Лионе:

  • Прекрасное место, чтобы тебя птичка обкакала.
  • Никогда не пойму, зачем ставить землю стоймя.
  • Кто-нибудь еще поддерживает предложение никогда больше сюда не забираться?
  • Почему вообще воздух должен быть то теплее, то холоднее?
  • Если замерзнем насмерть и нас съедят волки, во всем будет виновата Искательница.
  • (На ледяном озере) Под нами лед не треснет? А то так там и останемся...
  • Еще красный лириум. (Вздыхает.) Меня от него тошнит.
  • (О красном лириуме): Бьянка сказала, он живой. Стало быть, тепло означает... способность ощущать?

В Свистящих пустошах:

  • Кто-нибудь ведь догадался захватить воду?
  • Одно бесспорно: куда ни глянь — величественный пейзаж.
  • Я думал, тут будет больше насекомых.
  • Кто-то здесь живет? И привыкает? Что, правда?
  • Н-да. По-прежнему песок.
  • Мне одному кажется, что вон те птички над нами кружат?
    • Железный Бык: Да не-е. Это у тебя голова кружится.
      • Варрик: Не говори такое тому, кто зарабатывает на жизнь книгами, Малыш. Я серьезно.
    • Кассандра: Тебе мерещится.
      • Варрик: В кои-то веки хочется верить, что ты права.
    • Блэкволл: Это они примеряются к тем трупам, что мы оставили. Ты просто подарок Создателя для тех, кто любит мертвечину.
      • Варрик: Ты сейчас говоришь как один критик из Ривейна.

В Свистящих пустошах, в гробницах:

  • Инквизитор: А вот и дверь.
  • Варрик: Для народа, в котором не рождаются маги, у гномов подозрительно много магии, вам не кажется?
  • Инквизитор: Серьезно?
  • Варрик: Я лично считаю, это что-то вроде компенсации.
  • Варрик: Мы не можем плеваться молниями или морозить чей-то зад, но зато у нас есть руны. Раз, и у тебя меч загорелся, красота.

  • Инквизитор: Еще одна могила.
  • Варрик: Ты надписи читаешь? Эти гномы устроили колонию на поверхности. Намеренно.
  • Инквизитор: В исторических источниках такие случаи не описаны.
  • Варрик: Именно!
  • Варрик: "Настоящие" гномы не любят поверхность. "Настоящие" гномы знают, что покинуть Камень — смерти подобно.
  • Варрик: Тот, кто это строил, все традиции скопом в гробу видал.

  • Инквизитор: Понятно.
  • Варрик: Эти руины, похоже посвящены какому-то Совершенному. Что ж, многое объясняет.
  • Инквизитор: Что ты хочешь сказать?
  • Варрик: М-м... сложно объяснить. Совершенные, если описать факты на бумаге, не такие уж замечательные. Ну изобрел ты новую шляпу или станок на столе. И что с того?
  • Варрик: Но когда они появляются, это как лавина.
  • Варрик: Гномы целыми поколениями ждут... Ох. Знаешь что? Давай лучше последнюю могилу найдем.
  • Варрик: Местечко на меня всякие гномьи мысли навевает.

  • Инквизитор: Посмотрим, что тут внутри.
  • Варрик: Боюсь, то же, что и в предыдущих четырех.
  • Варрик: Знаешь, меня все эти сказки про гномьих предков, живущих в Камне, как-то не подкупают, да и потом: мы же на поверхности.
  • Варрик: Но отчего-то у меня тут мурашки бегают.
  • Кассандра: Ты серьезно? Здесь? После всех мест, где нам приходилось бывать?
  • Варрик: Я свои мурашки никак не оправдываю. Хочется просто поскорей выбраться отсюда и не возвращаться.

  • Инквизитор: Никогда такой руны не встречал/встречала. За ней охотятся венатори?
  • Варрик: (Вздыхает.) Ты сейчас говоришь о наследстве Совершенного. За них целые империи гибли. Да что там, гибнут и теперь.
  • Варрик: Что бы это не было, оно древнее и бесценное. Так что ты уж не теряй, не роняй и все такое.
  • Инквизитор: А мне казалось, тебя история гномов не очень интересует.
  • Варрик: А разве ходячая энциклопедия не может быть к тому же безмерно обаятельной?

Варрик и Блэкволл

  • Варрик: Так значит, ты был один-одинешенек посреди диких земель?
  • Блэкволл: О чем ты?
  • Варрик: Одинокий путник в бескрайнем мире. Что он ищет? Любовь? Прощение? 
  • Блэкволл: Напиши так: "Человек с твердой рукой и железной волей, борец с порождениями тьмы".
  • Варрик: Да, но что он будет воплощать?
  • Блэкволл: Желание убить побольше порождений тьмы.
  • Варрик: Ты прямо как Себастьян.

  • Варрик: Давай поговорим о твоем таинственном бурном прошлом.
  • Блэкволл: О чем, прости?
  • Варрик: У тебя же оно есть? Кто-то был тебе дорог? Кого-то не удалось спасти? Или, быть может, ты совершил ошибку, погубившую многих? Я знал пару таких людей. О-о, или, например, предательство? Это самое интересное.
  • Блэкволл: Нет.
  • Варрик: Ну дай мне хоть какую-нибудь зацепку.
  • Блэкволл: Не дам. Разговор окончен.
  • Варрик: Пф. Какие мы нежные.

  • Варрик: Ладно, Герой, о чем говорить будем?
  • Блэкволл: В смысле?
  • Варрик: О себе ты говорить не хочешь. Отнесусь к этому с уважением. А о чем тогда можно говорить?
  • Блэкволл: А. Турниры тебя не интересуют, я полагаю?
  • Варрик: Эй, я же из Вольной Марки, забыл? Это мы придумали турниры.
  • Блэкволл: Вовсе и не вы.
  • Варрик: Мы-мы. До нас никому не приходило в голову сталкивать друг друга дрыном с лошади. Исторический факт.

  • Блэкволл: Ладно. Кто величайший рыцарь в истории? Я за леди Онорину Шастен. Больше никто столько всадников с лошадей не сбрасывал. Мне даже довелось видеть ее бой. Знаешь, что скажу? У нее потрясающие си... сила воли и выдержка.
  • Варрик: Ее победа на Большом турнире в Тантервале, конечно, уже вошла в легенды, но я бы выбрал Риву Асу. Кто еще выигрывал три Больших турнира подряд? Как тебе это?
  • Инквизитор: Вы можете выбрать какую-нибудь другую тему? Любую!
  • Варрик: Эй, а ты слышал, что скоро Большой турнир в Маркхэме? Вот бы съездить на него всей Инквизицией!
  • Блэкволл: Наверняка возле Маркхэма... что-нибудь творится. Уверен, там какая-нибудь заваруха.
  • Инквизитор: Нет.
  • Варрик: Я поговорю с Жозефиной. Пускай потянет за ниточки.

(Если Инквизитор промолчит)

  • Блэкволл: Выигрыш свисающему с коня рыцарю, конечно, можно засчитать, но легендарного в этом маловато, как считаешь?
  • Варрик: А это смотря кто пишет легенду, Герой.

  • Блэкволл: Нет, ну как можно было поставить Риву Асу выше Онорины Шастен? Она ведь безупречна. Четыреста турниров и ни одного падения. Такого никому даже не снилось.
  • Варрик: Что она самая искусная — спору нет. Просто настырность порой лучше безупречности. Мне нравятся те герои, что ищут свой предел, сколько бы они ни проигрывали. Легко быть храбрецом, когда все время выигрываешь и все идет по-твоему. В этом нет ничего великого.

  • Варрик: Ты мне кое-кого напоминаешь. Был такой набожный сукин сын в сияющих белых доспехах. Посмел сказать, что у меня прицел косит влево.
  • Блэкволл: Великолепное описание. Прямо про меня.
  • Варрик: Просто... вся эта миловидность. Ну настолько он был... милым.
  • Блэкволл: Милым. Ага. Я так понимаю, он тебе не нравился.
  • Варрик: Себастьян счел бы это за комплимент.

(После прохождения личного квеста Блэкволла)

  • Варрик: Я тут решил, что был слишком суров с тобой.
  • Блэкволл: Надо же. То есть больше ты не считаешь меня жутким?
  • Варрик: Если я тебя каким и считал, то разве что жутко скучным. Совсем другое дело. А жуткие мы тут все. Каждый из нас, по сути, пропащая душа с сотней изъянов. Потому мы и вместе, верно? Рискуем шкурой, чтобы хорошие люди отсиделись дома. Эта твоя история про "Блэкволла" была столь убедительна, что ты даже сам в нее начал верить.
  • Блэкволл: Звучит куда лучше, чем "ты грязный лжец". Спасибо.
  • Варрик: Рассказчик должен верить в свою историю. Если он не верит, то и никто не поверит.

(После прохождения личного квеста Блэкволла)

  • Варрик: Кассандра до сих пор с тобой не разговаривает?
  • Блэкволл: Не знаю. Если и получится вернуть ее доверие, то явно не сразу.
  • Варрик: Да уж, вранья она терпеть не может. Но тебе она хотя бы кинжал в книгу не вонзила.
  • Блэкволл: Ты хотел сказать "в спину"?
  • Варрик: Нет, друг мой, в книгу. Именно в книгу.

  • Блэкволл: А это правда, что киркволлская рыцарь-командорша превратилась в... статую?
  • Варрик: Чистая правда. До сих пор там стоит, наводит жуть на посетителей Казематов.
  • Блэкволл: И никто ее оттуда не убрал?
  • Варрик: Предлагаешь лишить детей любимой игры "Кто осмелится потыкать палочкой в Мередит"?
  • Блэкволл: Они что, правда так делают?
  • Варрик: Нет. Никто не осмеливается тыкать палочкой в Мередит.

  • Блэкволл: Ты прямо мастер арбалета, Варрик.
  • Варрик: Да, Бьянка, в общем-то, сама справляется.
  • Блэкволл: Не скажи. Ты же целишься. Тут точность нужна. У меня бы не вышло.
  • Варрик: Привык полагаться на кулаки?
  • Блэкволл: Ага. И быть в гуще событий.
  • Варрик: Нет уж, я лучше издалека. Люблю, когда зубы на месте.

  • Блэкволл: А я ведь был в Киркволле. В "Висельнике", точнее говоря. Лет двадцать, что ли, назад. Тогда там был кабачок, если я правильно помню.
  • Варрик: Там и сейчас тот еще кабачок. Набитый лучшим и худшим народом на свете.
  • Блэкволл: Да, слыхал, у тебя было там прибежище.
  • Варрик: Прибежище? Это был мой дом.

  • Варрик: А у твоего меча есть имя?
  • Блэкволл: Рубитель? Кромсатель? Тыкатель?
  • Варрик: "Тыкатель" мне нравится. Тыкать наобум — это в твоем духе.

  • Блэкволл: А мне твоя книга в руки попадалась. "Трудная жизнь в Верхнем городе". Прочитал кусок — захватило.
  • Варрик: Только кусок? Даже не дочитал?
  • Блэкволл: Ну, я... нашел ее в уборной в селе под Шюрно. Там не хватало... части страниц.

  • Блэкволл: Встречал я одного гнома, так он варил лучший в мире домашний эль.
  • Варрик: А я встречал одного Серого Стража, так он пустил в себя духа, взорвал церковь и убил сто человек народу. И почему все вечно думают, что собеседник жаждет послушать про "себе подобных"?

  • Варрик: Как тебя лучше назвать — поседевшим или возмужавшим?
  • Блэкволл: А что, у меня есть выбор?
  • Варрик: Нет, просто пытался соблюсти вежливость. Значит, будешь "поседевшим".

  • Варрик: Ладно, а что самое ужасное в жизни ты ел? Я вот как-то попробовал окорок из Андерфелса. На вкус он был как отчаяние, и это не метафора.
  • Блэкволл: Ну, ты его, небось, запил вином подороже, и все обошлось. А у меня это были галеты двухлетней давности. Плесень с них даже не соскабливалась, приходилось просто глаза зажмуривать.

  • Блэкволл: О, Варрик, придумал. Лучшее название таверны, что тебе встречалось. Я вот для себя выбрать никак не могу: то ли "Подушка и кадушка", то ли "Девчонки и бочонки".
  • Варрик: О-ох! Вот спросил так спросил. Я, пожалуй, выберу "В гостях у соседа", просто за смелость.

  • Блэкволл: А вот та твоя подруга, которая капитан киркволлской стражи...
  • Варрик: Она сильнее тебя.
  • Блэкволл: Понятно. Просто спросил.

(Если у Инквизитора нет романа ни с Жозефиной ни с Блэкволлом)

  • Варрик: Я знаю, что это отчаянный способ, но ты не пытался просто... поговорить с ней?
  • Блэкволл: Нет. Не приходило в голову. Точка.

(Если у Инквизитора нет романа ни с Жозефиной ни с Блэкволлом)

  • Блэкволл: Так! Назови самое ужасное место, в каком ты бывал?
  • Варрик: Ну, это зависит от того, один я там был или с кем-то.
  • Блэкволл: Я чувствую, ты все-таки заставишь меня с ней поговорить.
  • Варрик: Попробуй для начала поздороваться.

(Если у Инквизитора нет романа ни с Жозефиной ни с Блэкволлом)

  • Варрик: Так что у тебя с Жозефиной, Герой?
  • Блэкволл: Нет. Ты меня не разговоришь на эту тему.
  • Варрик: Собираешься тосковать в тиши да издали поглядывать на недоступную леди посла?
  • Блэкволл: Давай про что-нибудь другое? Про Риву Асу? Рива Аса действительно лучше всех, ты был прав.
  • Варрик: Знаешь, я ведь мог бы помочь. Ничто так не будоражит душу, как меткое слово.
  • Блэкволл: Предлагаешь мне ухаживать за дамой, выдавая чужие письма за свои? Ты правда хочешь вернуть меня на эту дорожку?
  • Варрик: Ох. Да уж. Неудачная идея. Забудь, что я это предлагал.

Варрик и Вивьен

  • Варрик: У меня к вам серьезный вопрос, Железная Леди.
  • Вивьен: Я вся внимание.
  • Варрик: Если при императорском дворе кто-нибудь за ужином воспользуется не той вилкой, это будет хуже смерти? Или же он просто потеряет положение в обществе?
  • Вивьен: Трудно сказать, цветик мой. Всех, кто в прошлом так ошибался, немедленно закалывали нужной вилкой.

  • Вивьен: Зачем ты здесь?
  • Варрик: Никто не говорит, что есть предел богатству. К тому же, Железная Леди, вы не беднее меня.
  • Вивьен: Просто не вижу, какую выгоду член Торговой гильдии может для себя найти в сражениях.
  • Варрик: Ну не знаю. Не быть убитым разбушевавшимися демонами — вполне себе выгода, мне кажется.

  • Варрик: Стало быть, чародейка императоского двора? Затейливый титул.
  • Вивьен: Как вы наблюдательны.
  • Варрик: Что же вы не прячетесь в Халамширале вместе с императрицей?
  • Вивьен: Герцог Гаспар оцепил город, пока я была в отъезде по делам Круга.
  • Варрик: Как вам повезло.
  • Вивьен: Круг распущен, в империи война, Верховная жрица погибла. Только идиот назовет это везением.

  • Варрик: У вас наверняка есть в запасе пара любопытных придворных историй. Интриги, скандалы, соблазнения...
  • Вивьен: Конечно есть. Но это не значит, что я собираюсь ими с кем-то делиться.
  • Варрик: Ну хоть самым завалящим скандальчиком? Неужели не хочется высмеять кого-нибудь или похвастаться?
  • Вивьен: Вам - нет, цветик мой. Что мне с этого?

  • Вивьен: Дорогой Варрик, как зовут вашего портного?
  • Варрик: А зачем вам? Вряд ли он шьёт на ваш размер.
  • Вивьен: Хочу написать ему письмо со строгим выговором.

  • Вивьен: Скажите уж, цветик мой, что там у вас на уме. Если будете и дальше держать в себе, у вас лицо треснет.
  • Варрик: Нет-нет, не хочу вас беспокоить.
  • Вивьен: Ну, лицо ваше.
  • Варрик: Просто любопытно: как вы получили прозвище "мадам де Фер"?
  • Вивьен: Меня им любезно одарил маркиз, светлая ему память.
  • Варрик: Отлично, подойдёт. Запишу на будущее.

  • Варрик: У вас не орлесианское произношение, Железная Леди. Откуда вы родом?
  • Вивьен: Если это так важно, то родилась я в Викоме.
  • Варрик: Так вы тоже из Вольной Марки?
  • Вивьен: Виком - цивилизованный город, в отличие от иных.
  • Варрик: Да уж. Взять хотя бы Старкхевен - одни варвары по ночам на луну воют.
  • Вивьен: И это лишь немногим лучше, чем в Тантервале.

  • Вивьен: Я правильно понимаю, Варрик, что вы знали отступника, взорвавшего киркволлскую церковь?
  • Варрик: К сожалению, да.
  • Вивьен: Чего же он надеялся добиться своим безумным поступком?
  • Варрик: В точности того, чего добился: чтобы мирные люди бросились убивать друг друга.
  • Вивьен: Я так полагаю, на Венец зимы вы ему подарки больше не шлете?
  • Варрик: Как сказать. Горящий мешок навоза бронто можно считать подарком?
  • Вивьен: Только если он с шелковой ленточкой, цветик мой.

  • Вивьен: Разве вы не настолько богаты, чтобы избежать грязной работы, Варрик?
  • Варрик: Никто не говорил, что есть предел богатству. К тому же, Железная Леди, вы не беднее меня.
  • Вивьен: Просто не вижу, какую выгоду член Торговой гильдии может для себя найти в сражениях?
  • Варрик: Ну не знаю. Не быть убитым разбушевавшимися демонами - вполне себе выгода, мне кажется.

  • Вивьен: Я полагаю, вы поддерживаете Церковь из деловых соображений, Варрик?
  • Варрик: Нет, это скорее личное.
  • Вивьен: В самом деле? Вы никак не похожи на верующего.
  • Варрик: Мне не нравится, когда взрывают города. Вера тут - дело десятое.

  • Вивьен: Знаете, дорогой Варрик, я ведь читала вашу "Трудную жизнь в Верхнем городе".
  • Варрик: Вы? Да ну?
  • Вивьен: Не только я, но и почти весь императорский двор. Эта книга была в моде пару лет назад.
  • Варрик: Сколько же золота втайне от меня загреб издатель?

  • Вивьен: Я правильно поняла, что вы... пишете книгу... обо мне?
  • Варрик: Да ну, пока что это лишь наброски.
  • Вивьен: И что же это будет за книга?
  • Варрик: Думаю, политический роман. Какие-нибудь интриги, дворцовый переворот, пара убийств тоже не помешает.
  • Варрик: Зимний дворец меня вдохновил. И похоже, у меня там уйма читателей.
  • Вивьен: И какова же будет моя роль в этом вашем романе?
  • Варрик: Вообще-то... роль главной злодейки.
  • Вивьен: (Смеется.)

  • Вивьен: И все-таки ума не приложу, Варрик, как рожденный в богатстве и знатности может выбрать жизнь обывателя.
  • Варрик: Давайте будем честны: жизнь богатого обывателя.
  • Вивьен: Вы не обращаете внимания на ровню, якшаетесь с преступниками и чернорабочими в тавернах...
  • Варрик: Если бы! В последнее время якшаюсь исключительно с форпостами и дорожной пылью.
  • Вивьен: Вы прекрасно понимаете, о чем я, цветик мой.
  • Варрик: Как бы вам сказать? Все эти атрибуты аристократии - власть, богатство, слава... Все это я терпеть не могу.
  • Вивьен: У вас весьма необычные вкусы.
  • Варрик: Это вы еще друзей моих не видели.

  • Варрик: Ладно уж, скажите - сильно я пострадаю из-за этой книги?
  • Вивьен: Не глупите, цветик мой. Почему это вы должны пострадать?
  • Варрик: Ну, например... из-за того, что рисую вас злодейкой?
  • Вивьен: Ну что вы. По-моему, это очаровательно.
  • Варрик: Вы серьезно?
  • Вивьен: Дорогой мой, если бы я не хотела, чтобы меня боялись, я бы так не одевалась. Книга будет только кстати.

  • Вивьен: Дорогой Варрик, а какого рода отрицательным персонажем я буду?
  • Варрик: Вы - коварная герцогиня, хладнокровно интригующая против политических соперников.
  • Вивьен: Да, но что я буду носить? Смею надеяться, вы не оденете меня иначе как по последней моде?
  • Варрик: Я... непременно выделю себе месяц на изучение орлесианского платья.
  • Вивьен: Уж выделите, мой дорогой. А маска должна быть инкрустирована опалами.

  • Вивьен: А сколько глав будет в книге, дорогой Варрик?
  • Варрик: В первой - двенадцать.
  • Вивьен: В первой?
  • Варрик: Я перечитал много орлесианской беллетристики. Там всегда не меньше трех книг в цикле.
  • Варрик: Считается, что первая - это только на разогрев.
  • Вивьен: И что же случится с коварной герцогиней в первой книге?
  • Варрик: Вы просите заранее раскрыть интригу, Мадам де Фер?
  • Вивьен: Просто намекнуть, цветик мой.

  • Вивьен: Вы так и не ответили на мой вопрос, дорогой Варрик.
  • Варрик: Вы по-прежнему просите "намекнуть", чем окончится мой недописанный цикл?
  • Вивьен: Я ведь рассказываю вам об орлесианской придворной жизни. должна же я что-то получить взамен?
  • Варрик: Вообще-то я уже дал вам солидную подсказку, Железная Леди.
  • Вивьен: Правда?
  • Варрик: Правда. Если книга будет трилогией, каковы шансы на победу над злодейкой в первом томе?
  • Вивьен: Хм-м. Действительно.

  • Вивьен: Скажите, Варрик, а кто будет главным положительным героем?
  • Варрик: Знаете, я уже столько всего раскрыл, что лучше помолчу.
  • Вивьен: Пожалуйста, цветик мой. Мне можно сказать.
  • Варрик: Ни в коем случае, Железная Леди. Лучший способ оставить книгу недописанной - это рассказать кому-то весь сюжет.

Варрик и Дориан

  • Дориан: Что дешир из Торговой гильдии делает на войне с древним злом?
  • Варрик: А избалованный знатный тевинтерец что на ней делает?
  • Дориан: Вот не надо про «избалованного». Мне уже месяц никто виноград не чистил.
  • Варрик: Поговори с Жозефиной. Она что-нибудь организует.

  • Варрик: Ну что, Посверкунчик, как тебе в Инквизиции?
  • Дориан: Занятно, должен признать. Раньше на меня архидемоны не нападали.
  • Варрик: Пять роялов на то, что до конца дня что-нибудь ещё страхолюднее увидишь.
  • Дориан: Я, пожалуй, не рискну спорить.

  • Дориан: Ладно, чтоб никто не говорил, что я не плачу по долгам! Держи свои пять роялов.
  • Варрик: А я пытался тебя предупредить.
  • Дориан: Откуда ж мне было знать, что у нагов такие мерзкие лапки? Бр-р, кошмар.

  • Варрик: Ты собираешься мне отдать те пятьдесят крон, а, Посверкунчик?
  • Дориан: А если нет, то что? Ко мне придут коротышки-громилы и отнимут все сбережения?
  • Варрик: Ох, ну не знаю. Я, например, могу написать твоим родным...
  • Дориан: Какая низость. Ладно, ладно, ты победил. На этот раз.

  • Дориан: Варрик, а вы с Кассандрой...
  • Варрик: Что? Нет! Как тебе в голову-то взбрело?
  • Дориан: Правда? Вот чудеса.
  • Кассандра: Я вообще-то здесь.
  • Дориан: Видишь? Она здесь. Вперёд, смелее!
  • Варрик: Посверкунчик, если двое друг друга не переваривают, это не значит, что они вот-вот поцелуются.
  • Дориан: А в книжках у тебя всё наоборот.
  • Варрик: Не путай меня с тем писакой, автором «Трудной жизни в Верхнем городе II». Я, в отличие от него, писать умею.

  • Дориан: Варрик, а вот эти книги, которые ты пишешь... кто их вообще читает?
  • Варрик: Все у кого есть вкус и жажда приключений.
  • Дориан: И много вас таких? Неужели южане в общей массе вообще читать умеют?
  • Варрик: Ну и аристократ же ты.
  • Дориан: Да? Варрик, я хоть и бежал с родины, но в крестьянина не превратился.

  • Дориан: С тебя двадцать роялов, Варрик. Расплачиваться желательно засахаренными финиками.
  • Варрик: Я ещё не поиграл пари.
  • Дориан: Ты сказал, что мы будем по жопу в неприятностях. А мы скорее по колено.
  • Варрик: Но я же не уточнял, по чью жопу?
  • Дориан: Н-да. Доверь что-нибудь гному — всегда понизит планку.

  • Варрик: Ну что, Посверкунчик, десять роялов на то, что следующий наш враг будет пердеть огнём.
  • Дориан: По рукам. Я всё равно выиграю.

  • Варрик: Значит, ты не состоишь в Магистериуме?
  • Дориан: В последний раз повторяю: не все тевинтерцы — магистры.
  • Варрик: Но там же постоянно места раздают, словно это конфеты какие.
  • Дориан: Ну да, конфеты. Чёрные, лакричные такие, с солью внутри. Не стоит зариться.

  • Дориан: Сыграем ещё разок в карты, когда вернёмся в Скайхолд, а, Варрик?.
  • Варрик: По твоим сумасшедшим тевинтерским правилам — ни в жизнь.
  • Дориан: Да ладно тебе, никто ещё от этого не умер. За последний год.

  • Варрик: Слышал я, Посверкунчик, ты у себя в семье вроде как паршивая овца?
  • Дориан: Что за поговорка дурацкая? Я не овца. И никто из моей семьи на овцу не похож.
  • Варрик: Я просто хотел сказать, что мы с тобой немного похожи.
  • Дориан: Да ты что! Я и не догадывался.
  • Варрик: Ну ладно, ладно, не настолько похожи.

  • Варрик: Тебя ещё не должны были женить, Посверкунчик? А то буянили бы кругом маленькие мажата.
  • Дориан: Женили бы, если б остался в семье.
  • Варрик: Небось и невеста уже была на примете?
  • Дориан: Ливия Гераданус, смышлёная девочка, фигурка точеная, остра на язычок. Радуется, наверное, что я сбежал.
  • Варрик: По твоему описанию — хорошая бы из вас вышла пара.
  • Дориан: Ну конечно. Одно удовольствие — на каждом застолье робко обмениваться колкостями.

  • Дориан: Знаешь, Варрик, а я ведь был в Киркволле.
  • Варрик: Да?
  • Дориан: Такая дырища.
  • Варрик: Ага.

  • Варрик: Я видел, как ты поглядываешь на Бьянку, Посверкунчик. Держи руки при себе.
  • Дориан: Не волнуйся. Она не в моём вкусе.
  • Варрик: А я уж было подумал, что у тебя утончённый вкус.
  • Дориан: К вину и литературе, Варрик, а не ко всяким... механизмам.
  • Варрик: Механизмам? Не слушай его, родная. Тевинтерцев не зря злодеями считают.

  • Варрик: Хочу спросить: ты хоть немного понимаешь, что ж это за дерьмо такое происходит?
  • Дориан: Эм-м... Ты про дырищу в небесах? Или про недобога из назидательных церковных баек?
  • Варрик: И про то, и про другое. Я сегодня себя не ограничиваю.
  • Дориан: А что такого-то? Кто-то появляется, всё кругом ломает, вопит, что он король. Обычное дело.
  • Варрик: Выходит, Корифей — это такой буйный пьяница, которого никак не выпроводят из заведения?
  • Дориан: Ага, даже после того как он потолок продырявит. Сплошь и рядом такое.

  • Дориан: Варрик, я не ослышался? Ты раньше уже встречался с Корифеем?
  • Варрик: Чай с оладушками мы не пили, Посверкунчик. Я присутствовал при его пробуждении.
  • Дориан: И что он сказал, когда проснулся? «Привет, я из тех магистров, что вломились в Чёрный Город! Рад знакомству»?
  • Варрик: Нет, скорее так: «Аргх, я порождение тьмы! Думат! Думат!». А потом Хоук его убил.
  • Дориан: Не до конца, как выяснилось.
  • Варрик: Ох, и не говори.

  • Дориан: Варрик, так ты раньше уже видел этот «красный лириум»?
  • Варрик: Лучше бы не видел.
  • Дориан: А не знаешь, магу его сила может помочь?
  • Варрик: И не пытайся, Посверкунчик. Даже не думай извлечь из него пользу. Вообще из головы выкинь. Держись подальше и надейся, что он не дойдёт до твоих безмозглых земляков.

  • Дориан: Ну же Варрик, просто ответь на вопрос.
  • Варрик: Моя матушка дурачков не растила. Посверкунчик. И не подумаю в это лезть.
  • Дориан: Есть же у тебя какое-то мнение! И ты гном! Совершенно непредвзят, можешь рассудить.
  • Варрик: Да хоть всё золото Орзаммара пообещай, не буду я отвечать на вопрос, какой маг в Инквизиции лучше всех одевается.
  • Вивьен: Тем более что ответ очевиден.

  • Дориан: Ну что, Варрик, какие прогнозы? Победим?
  • Варрик: Предпочитаешь поспорить об успехе нашего любимого Инквизитора/нашей любимой леди Инквизитора?
  • Дориан: Ага. Как ставить будем, три к одному?
  • Варрик: В его/её пользу?
  • Дориан: После того, как Корифей архидемона из рукава достал? Шутишь?

Инквизитор ничего не говорит.

  • Варрик: А ты храбрец. Обсудим позже.

Или (Ты ставишь на моё поражение?)

  • Инквизитор: Ты в самом деле поставишь на то, что я проиграю?
  • Дориан: Ну-ну-ну, будь это не я, было бы как минимум пять к одному.
  • Варрик: А ты храбрец. Обсудим позже.

Или (Присоединяюсь к пари.)

  • Инквизитор: Я тоже хочу поставить.
  • Дориан: Видишь? Хороший шанс испытать свою уверенность, Варрик.

Или (При наличии романа.)

  • Дориан: Вот за что я его обожаю.
  • Варрик: А ты храбрец. Обсудим позже.

Или (Ну-ка заканчивайте.)

  • Инквизитор: Вы оба! Прекратите уже.
  • Варрик: Согласен! Ставки на проигрыш товарищей достойны порицания.
  • Дориан: (Вздыхает.) Падший я человек. Потом ещё обсудим.

(После выполнения квеста Квест (Inquisition)Там лежит Бездна, если в Тени остался Страж)

  • Дориан: Я дума, Варрик, ты вместе с Хоуком отправишься в Вейсхаупт.
  • Варрик: У нас ещё здесь есть дела, тебе не кажется?
  • Дориан: Можешь порадоваться. Был я в Вейсхаупте, ничего там хорошего нет. Прямо в горе всё вырублено, темно, стужа жуткая, все насупленные ходят, шуток не понимают... тебе бы не понравилось.
  • Варрик: Зато там был бы Хоук.
  • Дориан: Да уж, понимаю, он и вправду свет в окошке.

(После выполнения квеста Квест (Inquisition)Злые глаза и злые сердца, Если Дориан и Варрик были на балу)

  • Дориан: Варрик, ты в Зимнем дворце Селининых служанок видел?
  • Варрик: Это которые друг за друга фразы заканчивают? Ви-дел.
  • Дориан: Они расспрашивали меня о тебе. Обо всяком личном.
  • Варрик: Э-э... Насколько личном?
  • Дориан: О волосах на груди и о том... есть ли у тебя кто-нибудь.
  • Варрик: Бр-р. Жуть.

  • Варрик: Ну что, не жалеешь насчёт пари, Посверкунчик?
  • Дориан: Вот ещё.
  • Варрик: Всё-таки ты псих. Мы уделываем Корифея на каждом шагу. Он драпает сломя голову!
  • Дориан: Уделываем мы его приспешников, мой косматый дружок. Есть разница. Ну и к тому же... Когда мы сотрём Корифея в порошок, я буду более чем рад расплатиться.
  • Варрик: (Фыркает.) Если он сотрёт нас, ты умрёшь.
  • Дориан: Н-да, трудновато тогда будет потратить выигрыш.

Варрик и Железный Бык

  • Варрик: Значит, ты Бен-Хазрат? Кунарийский шпион?
  • Железный Бык: О, ты о нас слышал?
  • Варрик: Я в Киркволле долго жил.
  • Железный Бык: Весело было, наверное.
  • Варрик: Не то слово.

  • Варрик: Знаешь, а я видел аришока.
  • Железный Бык: Ты про старого? О-о, у него такие рожища были. У нового их вовсе нет. Обычно это значит, что кунари предначертано нечто особенное.
  • Варрик: Этого тоже видел. По-моему, единственное, что у них общего, — это тяга сжигать все подряд.
  • Железный Бык: Вполне себе описывает сущность антаама, да.

  • Варрик: Ты не первый Бен-Хазрат, с которым я встречаюсь. Нам с Хоуком/Хоук однажды попалась некая Таллис.
  • Железный Бык: Да что ты говоришь.
  • Варрик: В знатные неприятности она тогда нас втянула. Может, знаешь ее...
  • Железный Бык: Эй, мне однажды гном на дороге попался. Низенький такой, брюзгливый... Думаешь, ты его знаешь?
  • Варрик: Я ведь в Торговой гильдии. Десять роялов на то, что не только знаю, но он мне еще и задолжал.
  • Железный Бык: О как. Ладно. Нет, я не знаю Таллис. Извини.

  • Варрик: Как ты вообще можешь быть шпионом?
  • Железный Бык: О, это очень просто. Я дерусь и надираюсь, а еще иногда строчу об этом отчеты в Пар Воллен.
  • Варрик: А где же хитрости? Интриги? Коварные планы?
  • Железный Бык: Если ты занимаешься подобными вещами, все знают, что ты шпион. Выпивка, драки, записи. Вот все, что действительно нужно.
  • Варрик: Задница моя, ты то ли худший, то ли лучший кунари, какого я видел. Еще не решил.

  • Железный Бык: Все еще ждешь, что я возьмусь за шпионские хитрости?
  • Варрик: Сначала погляжу на гномов-чародеев, летающих по небу.
  • Железный Бык: Отлично! А то я как раз собирался тебя расспросить о твоей подруге Изабелле.
  • Варрик: Вот видишь? А я по-прежнему не могу понять, издеваешься ты или всерьез! Порой ты настолько кунари, что башка пухнет.

(После завершения личного квеста Железного Быка, если спасти Быков)

  • Варрик: Стало быть, ты теперь свободный тал-васгот.
  • Железный Бык: Я теперь просто живу. Если ты только не решил, что я отныне еще более тайный шпион.
  • Варрик: Я решил, что ты наконец определился, с кем ты. Со своим народом или со своим народом.
  • Железный Бык: Что-то в этом духе.
  • Варрик: Ты правильно выбрал.

(После завершения личного квеста Железного Быка, если спасти дредноут)

  • Варрик: Стало быть, кунари без упрека и сомнения. Гордишься, наверное.
  • Железный Бык: Не то чтобы. А что, тебя чем-то союз не устраивает?
  • Варрик: Я в Киркволле достаточно кунари повидал.
  • Железный Бык: Эй, на этот раз мы не будем пытаться сжигать город дотла.
  • Варрик: Конечно. Кунари ведь всегда можно доверять... пока не окажешься между ними и их добычей.

(После завершения личного квеста Варрика)

  • Железный Бык: Значит... твоя подружка — кузнец.
  • Варрик: А что?
  • Железный Бык: Она делает оружие? Собственными руками?
  • Варрик: Среди всего прочего.
  • Железный Бык: Горячая штучка.

(Если у Инквизитора роман с Быком)

  • Варрик: Ну что, Бык. Значит, у вас там что-то с (леди) Инквизитором?
  • Железный Бык: М-м.
  • Варрик: Поделись впечатлениями. Хочу красивую картинку. Что-нибудь для новой книги.
  • Железный Бык: Извини. Та комната — только для нас с ней/ним. Больше ни для кого.
  • Варрик: Тихая гавань, где можно укрыться, пока снаружи шторм?
  • Железный Бык: Вот так и рождаются нездоровые сплетни.

(Если у Быка и Дориана роман)

  • Варрик: Ну что, Бык? Складывается что-то с Дорианом?
  • Железный Бык: М-м.
  • Варрик: "Один был тевинтерцем, второй кунари. Они пришли из двух непримиримых миров, и лишь любовь удерживала их рядом".
  • Дориан: Не понимаю, каким боком это тебя касается, Варрик.
  • Железный Бык: А пожестче можешь? "Любовь" — это прямо сопли какие-то.
  • Дориан: Пожалуйста, перестань помогать гному.
  • Варрик: Может, страсть?
  • Железный Бык: Да, уже лучше. Любовь — это всякие там звезды и румянец. А страсть — это когда пальцами в простыню так вцепляешься, что потом болят.
  • Дориан: Мог бы проявить любезность и вспомнить про стойки кровати.
  • Железный Бык: Эй, что это за реплики снизу?
  • Варрик: Стало быть, страсть.

  • Железный Бык: Слушай, разве большинство гномов не носит бороды? Или там усы хотя бы.
  • Варрик: Я уравновешиваю положение.

  • Железный Бык: Ты ведь прекрасный стрелок. Как тебе это удается, если ты то и дело пялишься на чей-нибудь зад? 
  • Варрик: В мире высоких людей волей-неволей научишься не давать о тебя спотыкаться.
  • Железный Бык: У тебя эти зады в голове не путаются?
  • Варрик: Если перепутаются, Малыш, ты первый узнаешь.

  • Железный Бык: У тебя в книгах про шпионов все неверно.
  • Варрик: Где ж ты был, когда я сочинял.
  • Железный Бык: Эти штуки вроде "синий лебедь улетает в полночь" не работают. Обычно информацию передают через тайники. Безо всяких встреч.
  • Варрик: А как же драма?
  • Железный Бык: Может, попробуешь приукрасить что-нибудь еще? Лириумную контрабанду, например.

  • Железный Бык: Кстати, Варрик, а у тебя есть отменные батальные сцены.
  • Варрик: Ну... спасибо. Не ожидал, честно говоря. Они ведь не совсем реалистичные.
  • Железный Бык: Это я понял, когда хороший парень сделал обратное сальто в кольчуге.
  • Варрик: И тебя это не покоробило?
  • Железный Бык: Как-то на Сегероне один мужик попытался меня заколоть в живот. Я чувствовал, как обломок лезвия прошел мне через кишки и уперся в задние ребра. Но я был еще живой, а вдобавок сверху. Так что взад-вперед, взад-вперед — и распилил доспех у паршивца на шее, пока не покраснело. Словом, в мире много кошмарной хрени, и это я знаю без книг.
  • Варрик: Заливает и не покраснеет.
  • Варрик: Слушай, Малыш. Ты можешь не стоять на пути, когда я пытаюсь стрелять?
  • Железный Бык: Может, попробуешь стоять передо мной? Выше колен все равно все будут мои.

  • Железный Бык: Эй, Варрик. Ты добыл ту штуку, которую я просил?
  • Варрик: Когда вернемся на базу, уже должны будут принести. Непросто было найти, кстати говоря.
  • Железный Бык: Как вы вообще без нее живете?
  • Варрик: Честно говоря, не понимаю, в чем проблема. О вкусах не спорят...
  • Железный Бык: Теперь бы еще добыть горячего молока и орлесианской пастилы...
  • Варрик: Слушай, что ты там будешь делать с этой "какавой" — не мое дело. Даже слушать ничего не желаю.

  • Варрик: А почему железо? Железо — оно хрупкое. Почему не "Стальной Бык", к примеру?
  • Железный Бык: Стальным Быком уже звали одного гладиатора в Антиве. Думал насчет "веридиевого" но и это было занято. Двумя экзотическими танцорами-близнецами в Лломеррине.
  • Варрик: А сильверит?
  • Железный Бык: Таверна в Риалто.
  • Варрик: Кроме железа, все было занято.
  • Железный Бык: Можно было пойти по тканям, но тогда бы исказился образ.

  • Варрик: Все хочу спросить: что это за морока у кунари с их мечами?
  • Железный Бык: Это только у воинов. Бен-Хазрат использует те средства, что есть под рукой. А потом, не ты ли назвал арбалет в честь женщины?
  • Варрик: Веский довод.

  • Варрик: Неужели Кун — это такая большая тайна? Как так вышло, что ни один из встреченных мною кунари не мог его объяснить хотя бы в общих словах?
  • Железный Бык: Это не тайна. Просто слишком большая тема для беседы на ходу. "Расскажи мне о Кун" звучит как "расскажи мне об экономике". Большинство кунари знают то, что касается их. Как слепые гномы, ощупывающие дракона. Целостная картина есть только у жрецов, и на то, чтобы ее составить, у них уходит вся жизнь.
  • Варрик: Ладно, оставим сие тяжкое бремя на них.

  • Железный Бык: Знаешь, чего мне не хватает? Бальзама для рогов. Его здесь днем с огнем не сыщешь.
  • Варрик: Серьезно? В Киркволле его было завались. В каждом втором ящике попадался. 
  • Железный Бык: Правда? А у тебя не осталось?
  • Варрик: Не-а. Мы его обычно просто выбрасывали.
  • Железный Бык: (Ворчит.) ...рога чешутся... (Ворчит.)

  • Железный Бык: Вот такие драки я люблю.
  • Варрик: Серьезно?
  • Железный Бык: На Сегероне я каждый день ожидал кинжала в спину. Смотришь и думаешь: вон та жительница — не за имперцев ли? Или просто испугалась, оказавшись меж двух огней? А здесь у всех негодяев, считай, опознавательные знаки. Гораздо легче!
  • Варрик: Да, есть в этом удобство, согласен.

  • Железный Бык: Эй, Варрик. А ты про меня в своей книжке потом напишешь?
  • Варрик: Как же не написать?
  • Железный Бык: Когда будешь писать, отнесись внимательно к мускулатуре. Тут ведь не просто работа на выносливость, тут много лет силовых тренировок.  Не забывай про слова "выраженная" и "рельефная". "Подтянутая" еще, вот.
  • Варрик: "Живот Железного Быка приобретал выраженный рельеф после каждого обеда". "Рубашки он не любил. Под ремнями они приобретали странный рельеф, и приходилось их подтягивать".
  • Железный Бык: Обижаешь, Варрик. Обижаешь.

  • Железный Бык: Эй, Варрик. Я тут читал твою писанину... Все эти негодяи — откуда они вообще?
  • Варрик: Кто-то — из тевинтерцев, кто-то — из шпионов Бен-Хазрат... Но больше всего мне нравится, когда злодеем оказывается твой ближайший сосед. Самые лучшие злодеи не считают себя злодеями. Они борются за благое дело и готовы испачкать руки.
  • Железный Бык: Ладно, это ты углубился. А я хотел спросить — откуда негодяи берутся на самом деле? В жизни? Ты так пишешь, словно они валятся с неба прямо на героев.
  • Варрик: Некоторые детали я оставляю на откуп фантазии читателя.

  • Варрик: Ты в порядке, Бык? Я слыхал, ты как-то тяжело дышишь после последнего боя.
  • Железный Бык: Это упражнения для легких. Выводят застоявшиеся телесные жидкости. Штука из Кун.
  • Варрик: Ну-ну.
  • Железный Бык: Эй, между прочим, некоторым приходится управляться с железной дурой, пока кто-то ласкает пальчиком свою девочку в задних рядах.
  • Варрик: Ой-ой.
  • Железный Бык: Что, не в бровь, а в глаз?
  • Варрик: Нет, хорошо сказал. Надо будет придумать, как это вставить в книгу.
  • Железный Бык: Ладно, только это я придумал. Упомянешь в благодарностях, угу?

Варрик и Кассандра

  • Кассандра: Как тебе удается писать книги, Варрик? Я вот вечно не могу подобрать нужных слов.
  • Варрик: Ты пыталась писать? В самом деле?
  • Кассандра: Мне же нужно было описывать события в отчетах. И вечно получается как-то...
  • Варрик: Сухо? Скучно? Безжизненно? Затхло?
  • Кассандра: Зараза.
  • Варрик: Просто помогаю найти нужные слова.

  • Кассандра: В "Истории о Защитнике(це)" почти не упоминаешься ты сам, Варрик...
  • Варрик: Не хочу докучать людям своей персоной.
  • Кассандра: А может, просто не хочешь сам себя изобличать?
  • Варрик: Это одно и то же.

  • Варрик: Выходит, ты, как Искательница, самый титулованный член Инквизиции? Но при этом не стоишь во главе?
  • Кассандра: Звание Лелианы не ниже моего. Вот только вне Церкви эти наши звания мало значат.
  • Варрик: Но ты хочешь довести дело до конца, верно?
  • Кассандра: Я объявила о создании Инквизиции, но прекрасно понимаю, что плохо подхожу на роль предводителя. А почему ты так интересуешься? Хочешь сам все возглавить?
  • Варрик: Ну уж нет. Хотя бы от этого меня избавьте.

  • Кассандра: Ты, наверное, слыхал о принце Себастьяне, Варрик?
  • Варрик: Я знаю, что он вторгся в Киркволл. Ты меня и в этом хочешь обвинить?
  • Кассандра: Я не хотела...
  • Варрик: Ты не хотела мне напоминать, что за кошмар творился в Киркволле? Поэтому завела о нем разговор?
  • Кассандра: Я думала, тебя это волнует. Все-таки твой город.
  • Варрик: Естественно волнует! Только совсем не обязательно в меня тыкать палочкой, чтобы проверить.

  • Варрик: Ты действительно рассчитывала, что Конклав договорится о мире, Искательница?
  • Кассандра: А ты нет?
  • Варрик: Но что собиралась сделать Верховная жрица? Собрать всех и отчаянно надеяться, что они вдруг возьмут да поладят?
  • Кассандра: Её святейшество не делилась со мной планами. Наверное, она полагала, что все уже устали от войны и смертей.
  • Варрик: Это маги-то с храмовниками? Напомни, когда они уставали?
  • Кассандра: Не насмехайся над покойной, Варрик. Она сделала, что смогла, а большинство людей не сделали и этого.

  • Кассандра: Ты все это записывал, Варрик?
  • Варрик: Уточни, о чем ты говоришь, Искательница.
  • Кассандра: Об Инквизиции! Ты ведь не собираешься писать о нас книгу?
  • Варрик: Не надейся. Не такая уж ты интересная личность.
  • Дориан: Я - интересная личность. Можешь смело писать книгу обо мне.
  • Варрик: И как же ее назвать? "Блудный магистр"?
  • Дориан: Я не магистр... Ладно, забудь. Все равно всё переврешь.

  • Варрик: Ты так и не рассказала, зачем потащила меня в Убежище, Искательница. В смысле, что такого я мог поведать Верховной жрице, чего не знала бы ты?
  • Кассандра: Я решила, что ей нужно посмотреть на твою волосатую грудь лично.
  • Варрик: Э-э... извини?
  • Кассандра: Подумала, что лучше ей будет услышать все из первых уст. А еще знала, что она попросит тебя нам помочь.
  • Варрик: Помочь Инквизиции? Меня?
  • Кассандра: Знаю, сумасшедшая мысль, однако сейчас ты здесь.

  • Варрик: Я загадал...
  • Кассандра: Нет.
  • Варрик: Но...
  • Кассандра: Нет.
  • Варрик: Ты, наверное, хорошо умеешь искать спрятанное... Правда, Хоук так и не нашла.

  • Кассандра: Твои киркволлские знакомые тебе пишут, Варрик?
  • Варрик: А что ты меня-то спрашиваешь? Разве ты не читаешь мою переписку?
  • Кассандра: Ты больше не мой пленник, как бы ты ни цеплялся за эту роль.
  • Варрик: Но подозрения никуда не делись.
  • Кассандра: Вообще-то я сочувствую тебе. Особенно с учётом недавних событий.
  • Варрик: Ну что вы, Искательница, даже не думал обвинять вас в сочувствии! И, кстати, из Киркволла мне пишут не знакомые, а друзья. Хотя тебе разницу, наверное, не понять.
  • Кассандра: (Вздыхает.)

  • Кассандра: Слушай, Варрик, кончай уже изображать из себя обиженную сторону.
  • Варрик: И забыть про настоящие обиды?
  • Кассандра: Я тебя не обижала. Я тебя допрашивала. А потом отвела в Убежище, чтобы ты пересказал всю историю Верховной жрице.
  • Варрик: А потом? "Спасибо, Варрик! Мы тебе верим! До свидания!"
  • Кассандра: Да, если закрыть глаза на тот факт, что ты мне солгал. Не притворяйся невинным пострадавшим. Я могла бы поступить и жестче. Имела полное право.
  • Варрик: Да уж, спасибо, что хотя бы не пытала. Такое облегчение.

  • Варрик: А я загадал...
  • Кассандра: Нет.
  • Варрик: Да ладно тебе, Искательница. Я просто стараюсь быть дружелюбным.
  • Кассандра: Постарайся лучше молчать.
  • Варрик: Когда ты сама готова со мной поговорить? И не надейся.

  • Кассандра: Я наблюдаю за тобой, Варрик. Решила напомнить на всякий случай.
  • Варрик: У меня прямо внутри все потеплело и размякло. И что теперь?
  • Кассандра: Ничего. Пока что. Оставим все как есть.
  • Варрик: Варрик Тетрас, образец хорошего поведения, к вашим услугам, Искательница.

  • Варрик: Знаешь, Искательница, с учетом твоего обаяния да чувства такта - неплохая вышла Инквизиция!
  • Варрик: Поверю в лучшее и предположу, что не всех ты сюда затащила силой.
  • Кассандра: Как мило с твоей стороны.
  • Варрик: Ну.. наверняка ведь не узнаешь. Вдруг ты похитила Рюшечку, а она стесняется сказать из вежливости?
  • Кассандра: Жозефину пригласила Лелиана. Они... подруги.
  • Варрик: Значит, и тут есть рациональное объяснение. А я уж было понадеялся, что в тебе есть загадка.

  • Варрик: Все-таки есть здравый смысл в том, что людей в Инквизицию набирала Лелиана.
  • Варрик: Не на всех ведь действуют угрозы.
  • Кассандра: Командира Каллена пригласила я.
  • Варрик: Как ему повезло-то.
  • Кассандра: Он на мои манеры, между прочим, не жаловался.
  • Варрик: Его последняя начальница тронулась умом и превратилась в статую. После такого трудно на что-то жаловаться.

(после завершения квеста Квест (Inquisition)По секрету, если маги стали союзниками Инквизиции)

  • Варрик: Удивлен, Искательница! Я думал, ты возьмешь на себя командование в Редклифе. Схватишь Фиону, пересчитаешь ей ребра...
  • Кассандра: Я никому не "считаю ребра".
  • Варрик: А-а, прости-прости. Сама не считаешь, поручаешь это подчиненным.
  • Кассандра: Так. Об этом никому не слова. Договорились?
  • Варрик: Могила!

  • Кассандра: Варрик, ты ведь уже знаешь, что я кандидатка на Солнечный трон?
  • Варрик: Слыхал.
  • Кассандра: И что? Даже не съязвишь?
  • Варрик: А что?
  • Кассандра: Не то чтобы я напрашивалась на твои издевки, но их отсутствие о чем-то говорит.
  • Варрик: Тебя на посту Верховной жрицы и представить-то жутко. Решил не обращать внимания: глядишь, цел останусь.

(после выполнения квеста Кассандры на книгу Варрика)

  • Варрик: Что, серьёзно? "Мечи и щиты"? Где откопала-то хоть? На дне бочонка в Пыльном городе?
  • Кассандра: Я вела расследование! Хотела... узнать побольше о Защитнике(це).
  • Варрик: О Защитнике(це) я совсем другую книжку написал. Может, помнишь? Ты ещё нож в неё засадила когда-то.
  • Кассандра: Ту я целых два раза прочитала.

  • Варрик: Нет, ну надо же. Из всех моих книг выбрала самую отвратительную. Почему хотя бы не "Трудную жизнь в Верхнем городе"?
  • Кассандра: Тайн и расследований мне своих хватает.
  • Варрик: Настолько, что в свободное время не хочется поразмыслить над чужими?..
  • Кассандра: А ещё ты убил моего любимого персонажа в третьей главе. Я книжкой запустила в стену и больше её не читала.
  • Варрик: О-о, вот и критика пошла. Все с тобой ясно.

  • Кассандра: Варрик, как ты мог допустить, чтобы рыцаря-капитана ложно обвинили в убийстве?
  • Варрик: "Допустить", скажешь тоже. Я целых три главы фундамент закладывал.
  • Кассандра: Но она же не заслужила! Ей и так уже досталось!
  • Варрик: Знаешь, Искательница, когда любишь своего персонажа, то мучаешь его, ломаешь ему жизнь, заставляешь страдать... Иногда посылаешь на героическую смерть.
  • Кассандра: Ерунда какая-то.
  • Варрик: Тебя зацепило, поэтому ты споришь. Если бы она подремала и спокойно провела вечер, ты бы не стала про это читать.

  • Кассандра: А что подвигло тебя написать о Хоук/Хоуке? Во всех остальных твоих книгах события вымышлены.
  • Варрик: Кто-то же должен был рассказать всю правду о Защитнице(ке).
  • Кассандра: Однако вранья в книге выше крыши.
  • Варрик: Правдивого вранья. Это важно.

  • Кассандра: Все равно не понимаю, как драконы берут эту взятку.
  • Варрик: Может, начнем с "пастушьей шестерки"?
  • Кассандра: Но это ведь детская игра?
  • Варрик: Угу.

  • Кассандра: Слушай, Варрик, а Хоук подписывает книги?
  • Варрик: А что? Вроде у тебя в Истории о Защитнице(ке) здоровая такая дырища?
  • Кассандра: Да, но в придачу к этому там мог бы быть и автограф Хоук/Хоука.

  • Варрик: Ты, Искательница, возможно, помнишь, что у моей подруги был такой элювиан? Добром это не кончилось.
  • Варрик: И ты разрешишь принести эту штуку в Скайхолд?
  • Кассандра: Ты так говоришь, будто я могу запретить.
  • Кассандра: Я не знала твою подругу и не видела ее элювиан. Если тебя что-то беспокоит, поговори с леди Морриган.
  • Варрик: Уф, ну уж нет. Воздержусь.

  • Варрик: Думаешь когда-нибудь вернуться в Неварру, Искательница?
  • Кассандра: Зачем? Так не терпится от меня избавиться?
  • Варрик: Вообще-то и не думал, но теперь, когда ты подала идею...
  • Кассандра: А почему ты так уверен, что я не возьму тебя с собой?
  • Варрик: О да, душа моя! Я прирос к тебе!
  • Кассандра: Ага, корни пустил. Как сорняк.

  • Кассандра: А Хоук выше, чем я думала.
  • Варрик: Дай угадаю: это первое, что ты ей/ему сказала?
  • Кассандра: Ну, не первое...
  • Варрик: Вот что, Искательница. Когда в следующий раз будешь, грозя ножом, из меня вытягивать историю, специально сделаю героя повыше.

(после выполнения личного квеста Варрика)

  • Кассандра: Я правильно поняла, что Бьянка замужем?
  • Варрик: О-о, мы уже сблизились настолько, что делимся подробностями личной жизни?
  • Кассандра: Я просто спросила, Варрик.
  • Варрик: Тут ничего не бывает "просто".

  • Варрик: Ты тут Бьянку припомнила, Искательница... Значит, и тебя можно расспрашивать о победах на личном фронте?
  • Кассандра: Нет у меня... побед.
  • Варрик: Ну, может быть, есть романы? Интрижки? Невинный флирт?
  • Кассандра: Нет.

  • Кассандра: Ладно, Варрик. Если тебе так интересны мои мужчины, я тебе расскажу.
  • Варрик: Да ладно тебе, Искательница, я просто...
  • Кассандра: Ты был прав. Я первая начала любопытствовать, так что всё честно. Несколько лет назад я познакомилась с юным магом по имени Регальян. Он сразу притягивал к себе взор, не то что другие... Он погиб на Конклаве.
  • Варрик: Ох.
  • Кассандра: У нас всё было мимолётно и скоротечно, потом прошли годы. Но мне всё равно тяжело вспоминать, что его больше нет.
  • Варрик: Извини.

  • Варрик: Слушай, Искательница, я правда не хотел вынуждать тебя рассказывать о друге-маге...
  • Кассандра: Знаю. Я тоже не собиралась настаивать на разговоре о Бьянке.
  • Кассандра: Если бы собиралась, ты бы понял. Я бы орала и дырявила книги.
  • Варрик: (Смеется.) Возьму на заметку.

  • Кассандра: Варрик, прости, пожалуйста. За то, что я наговорила. И за стол.
  • Варрик: Прошу прощения? Я не расслышал.
  • Кассандра: Прости меня, пожалуйста.
  • Варрик: Я этот день в календаре отмечу. "Кассандра что-то почувствовала!"
  • Кассандра: Простая порядочность. Не раскатывай губу.

  • Варрик: Я думал, Искательница, у тебя будут более сильные чувства к храмовникам, вступившим в Инквизицию. Знаешь, такие... побуждающие кинжалом шпынять.
  • Кассандра: Не все мои чувства побуждают шпынять кинжалом.
  • Варрик: А-а, так это я был такой особенный? Прямо горжусь.

  • Кассандра: Почему вторая часть "Трудной жизни в Верхнем городе" так отличается от первой?
  • Варрик: Потому что это писал не я! Проклятье, неужели ты за нее заплатила?
  • Варрик: Ох, найду я как-нибудь того пылеглота, что ее накарябал, и познакомлю со своей редакторшей.
  • Кассандра: Под "редакторшей" ты подразумеваешь арбалет?
  • Варрик: Нет, с настоящей редакторшей. Лучшей в своем деле. Она Обществом в Киркволле заправляет. Прямо храмовница от грамматики.
  • Варрик: Однажды убила человека из-за точки с запятой. Никогда ничего без нее не печатаю.

  • Варрик: (Вздыхает.) Неужели даже местность — не повод?
  • Кассандра: А что-то не так?
  • Варрик: Ты, может, и привыкла к походам по деревням и бездорожью, пока с драконами дралась, людей допрашивала... что ты там ещё делала раньше? А я — городской житель.
  • Кассандра: (Смеётся.)

(после завершения квеста Квест (Inquisition)Там лежит Бездна, если Хоук выжил(а).)

  • Кассандра: Варрик, я, признаться, удивилась, что ты не отправился с Хоук/Хоуком в Вейсхаупт.
  • Варрик: Еще много работы, Искательница. Наверстаем, когда все закончится.

(У Хоук(а) был роман с Андерсом)

  • Кассандра: А что насчет Андерса? Он...
  • Варрик: Если он до сих пор там и Справедливость не расплавил ему мозги, Хоук от него не отделается.

(У Хоук(а) был роман с Фенрисом)

  • Кассандра: А что насчет Фенриса? Он...
  • Варрик: О-о, этот пойдёт следом, когда получит моё письмо и перестанет хмуриться.

(Если Карвер - Серый Страж)

  • Кассандра: А брат Хоук/Хоука? Он ведь еще жив?
  • Варрик: Авелин куда-то увезла его, когда начался Зов и все посходили с ума. Но, сдается мне, он тоже увяжется следом. Он всегда так делает.
  • Варрик: Хоук, конечно, не горит желанием наc брать. Хочет оставить в безопасности. Но не выйдет.

Варрик и Коул

  • Варрик: Выходит, Коул, ты можешь быть невидимым по желанию? А других людей можешь так спрятать?
  • Коул: Да. Но я устаю. И это не выходит, если они громкие. Или злые. Или яркие.
  • Варрик: А предметы? Можешь сделать так, чтобы люди не замечали вещь?
  • Коул: Может быть. А что, например?
  • Варрик: Ну я не знаю. Книгу, коробку... ящик... повозку с ящиками?

  • Коул: : Они смотрели на меня.
  • Варрик: Кто, парень?
  • Коул: : Слуги во дворике. В Скайхолде. Смотрели и шептались.
  • Варрик: Это всё шляпа. Трудно её не заметить. Не переживай.
  • Коул: : А что не так со шляпой?
  • Варрик: Это так, с бухты-барахты, не объяснишь. Когда вернёмся, расскажу тебе про одежду.

  • Коул: Мне поменять шляпу?
  • Варрик: Не нужно. Пока они пялятся на неё — не замечают других твоих изъянов.
  • Коул: Три незастёгнутых пуговицы на шёлковой рубашке.
  • Варрик: Именно! Если не можешь быть безупречным — а кто может? — будь ярким. Никто не заметит разницы.

  • Варрик: Слушай, парень... почему ты решил стать человеком?
  • Коул: В этом облике можно помогать.
  • Варрик: Хм. Обычно люди не выбирают себе облик. Я почему-то надеялся на более развернутый ответ.
  • Коул: Нужно было в него, но неопасного. Как он желал, чтобы не жалило.
  • Варрик: Да уж, как развернул - так и завернул...

  • Варрик: Значит, парень, ты нигде не учился драться?
  • Коул: Нет. Нож знает, куда ему надо, а я иду следом.
  • Варрик: Ладно, главное, чтоб работало.

  • Варрик: Ну давай, парень, попробуй ещё раз, как мы учили.
  • Коул: Две пары бьют одну. Каре бьет две пары. Она прячет туза драконов в высокий сапог и предлагает бармену сыграть снова. Блондинчик смотрит на стол, ворчит, вечно ворчит...
  • Варрик: Парень, соберись. Плохими воспоминаниями ты каре не побьешь.

  • Коул: Тук-тук.
  • Варрик: Ладно, попробуем. Кто там?
  • Коул: Инквизиция!
  • Варрик: Какая Инквизиция?
  • Коул: Это мы так называемся, Варрик.
  • Варрик: Нет, это тоже не то. Я надеюсь, ты не с Сэрой в этот раз советовался?

  • Коул: Кажется, я понял. Давай попробуем снова.
  • Варрик: Валяй, парень. Посмотрим, что ты понял.
  • Коул: Тук-тук.
  • Варрик: Кто там?
  • Коул: Коул.
  • Варрик: Какой Коул?
  • Коул: Коул - это я. Меня так зовут.
  • Варрик: Нет-нет-нет, ты так и не понял. Извини, парень.

  • Коул: Сначала твои истории ненастоящие. Потом их читают, и они воплощаются.
  • Варрик: Читателей главное зацепить - и они твои навеки.
  • Коул: Читатели читают, мечтают, чувствуют. Духи за Завесой сгущаются, получают очертания от чтения.
  • Варрик: У меня есть поклонники в Тени? Ну и ну. Жаль, что нельзя с ними повидаться.
  • Коул: Ты пишешь, чтобы пронизать пелену? Собрать осколки песни?
  • Варрик: Не уверен, что понимаю тебя, парень, но, может, и так.

  • Варрик: Эй, парень, в той деревне крестьянин глядел прямо сквозь тебя. Почему ты не дал ему себя увидеть?
  • Коул: Я ему не был нужен.
  • Варрик: Пусть так, но ты мог поговорить с ним и что-нибудь узнать.
  • Коул: Что узнать? Я слышу, когда нужен.
  • Варрик: Узнать, как не пугать их до смерти. Чтобы потом не приходилось стирать себя из памяти.
  • Коул: Я... попробую.

  • Варрик: Ладно, давай. Рано или поздно у тебя получится.
  • Коул: Тук-тук.
  • Варрик: Кто там?
  • Коул: Я.
  • Варрик: (Вздыхает.) Какой "я"?
  • Коул: Я! Я стучусь, а потом шучу!
  • Варрик: Уже... теплее. Пробуй ещё.

  • Коул: Но он умер в конце последней книги. Если вернётся, читатели запутаются.
  • Варрик: Та-ак. Знаешь, копаться в личной жизни — это ещё ладно, но творческие задумки — дело интимное.

  • Коул: Как ты их утешаешь?
  • Варрик: Кого, парень?
  • Коул: Всех. Ты сочиняешь, они слушают, порой печалятся, зато не злятся. Страхи стираются, забиваются в забытые.
  • Варрик: Понимаешь, люди часто как кошки. Или пушат хвост, чтобы их боялись, или жмутся в уголок, чтобы их не заметили. А покажешь им, что ты не боишься, но и не опасен — и они уже мурлыкают у тебя на коленках.
  • Коул: Кошки бьют меня лапами, даже когда я прячусь.
  • Варрик: Это многое объясняет.

  • Коул: Они когда-нибудь молчат?
  • Варрик: Парень, говорить нужно более конкретно. Кто молчит?
  • Коул: Люди в голове. Они ненастоящие, но говорят и думают. Иногда ты смотришь их глазами.
  • Варрик: Если бы они замолкали, мне бы не приходилось столько писать.

(Если Коул больше человек)

  • Варрик: Как ты там, парень? Что-то всё молчишь и молчишь.
  • Коул: Шнурки всё время развязываются.
  • Варрик: Всё равно молодец.
  • Коул: Поговоришь с ними? Они меня не слушаются.
  • Варрик: Только похвалил... Не говори с ними, парень, просто завязывай. Можно пока узелками.

  • Коул: В руки ложится тяжело, сработано добротно, точеные черты. Всё как у неё. Следы сажи на скуле. На пальцах ожоги, нажитые за всю жизнь. Мимоходом хмурится, когда химичит с механизмом.
  • Варрик: Да, парень, она такая.

  • Варрик: Эй, парень, что сказал бы демон гордыни, чтобы поколебать решимость воительницы? Нужно, чтобы пробрало.
  • Коул: У неё один большой меч или меч и щит?
  • Варрик: Только меч. Большой, двуручный.
  • Коул: "Когда снова представишь, что он прикасается к тебе, любимый человек умрёт".
  • Варрик: Ох, мрачно прозвучало. А "он" — это кто?
  • Коул: Она поймёт. Или в книге так нельзя?
  • Варрик: Нет, очень даже можно. Хорошо, что ты не такой демон.

  • Коул: С гномами хорошо путешествовать.
  • Варрик: Приятно это слышать, парень.
  • Коул: Ты тихий, но изнутри по-прежнему слышна старая песня. Почти как у храмовников.

Варрик и Сэра

  • Сэра: Эй! Прекрати!
  • Варрик: Постараюсь. А что прекратить-то?
  • Сэра: Я слышу, как ты на меня пялишься! Когда это... расписываешь, куда мы пошли и что делаем.
  • Варррик: Это называется повествование. А как это ты слышишь, что я смотрю?
  • Сэра: А вот. Прекрати, и всё!
  • Варрик: Ради тебя постараюсь сделать невозможное.

  • Варрик: Так в чём там замысел с этими "друзьями Рыжей Дженни"?
  • Сэра: Что вы все к ним прицепились? Нет никакого замысла. Просто делаем всякую фигню.
  • Варрик: Просто... "фигню". Какую, например?
  • Сэра: Просто фигню.
  • Варрик: Вроде той, когда сотни две народу в Киркволле переоделись стражниками и танцовщицами, а потом сидели в кустах, чтобы на кого-то выскочить?
  • Сэра: Не-а, друг их тогда к нам не принял. Но о них потом столько говорили, правда?

  • Варрик: Ты же была в Денериме, да?
  • Сэра: Я много где была.
  • Варрик: Я слышал, эти твои штуки с Дженни там не особо удались.
  • Сэра: Ну да. А кто не натыкался в жизни на жопу-другую.
  • Варрик: Я к чему... Похоже, сейчас всё тоже идёт не так, как задумано.
  • Сэра: Ну значит, здравствуй, третья жопа.

  • Варрик: Лютик, на кухне пропало всё сало. Это твоих рук дело?
  • Сэра: (Фыркает.) Мда.
  • Варрик: Знаешь, я даже не буду спрашивать, на кой оно тебе. Просто скажу: молодец.

  • Сэра: Гномы — чудики.
  • Варрик: Согласен.
  • Сэра: Ты... всё испортил!

  • Сэра: Я тут твою книжку прочла, Варрик.
  • Варрик: Что, целиком?
  • Сэра: Заткнись. Она всё равно была скучная. Эти твои "приключения" унылые какие-то. Я просто болтаюсь туда-сюда — и то больше повидала.
  • Варрик: Это потому что ты сама таким занимаешься. Тебе нужны книжки про вышивание крестиком или про вязание.
  • Сэра: О! Вязание я люблю! Как шитьё, только тыкаешь больше!

  • Сэра: Блин, ну кто придумывает имена лукам? Тупо же. Это просто вещь.
  • Варрик: Бьянка — это арбалет, она одна в своём роде и куда умнее, чем моя собеседница.
  • Сэра: Ну и целуйся с ней давай. И передай мои извинения Сапожнянке, Куртянке и... другой Сапожнянке.
  • Варрик: Да ладно, мы необидчивая семейка.

  • Варрик: Я вижу, ты поглядываешь на Бьянку, Лютик. Но она уже занята.
  • Сэра: Да ну, она слишком сложная. Ломается небось только так.
  • Варрик: Да, она дама непростая, но того стоит.
  • Сэра: То есть ты согласен, но не хочешь, чтобы она знала... Но это же просто вещь!
  • Варрик: Кое-кто ревнует. Умеет она такой эффект вызывать.
  • Сэра: Кое-кто засранец. Ты. Ты засранец.

  • Сэра: Так почему "Лютик"?
  • Варрик: А просто ты вот такая вот. Или наоборот, полная противоположность. Иногда забываю, как оно так складывается.
  • Сэра: Врёшь ты всё. Ничего ты не забываешь.
  • Варрик: Заметила, заметила! Вот потому и Лютик.

  • Сэра: Ладно, я всё поняла. У тебя где-то есть друзья получше.
  • Варрик: Всё никак не привыкну разговаривать, не понимая о чём речь. Чем я на сей раз провинился?
  • Сэра: Ворчишь всё, в глаза не смотришь. Горюешь по кому-то — ладушки. Но что у тебя, вся дружилка кончилась?
  • Варрик: Знаешь, Лютик, иногда тяжело начать новую историю, не закончив старую.
  • Сэра: Тьфу, опять про свои книги. Заведи себе сраную полку. Чтоб больше одной влезало, угу?
  • Варрик: Смотри-ка, почти метафора вышла.
  • Сэра: Иди в жопу. То есть спасибо. То есть иди в жопу!

  • Варрик: Я серьёзно, Лютик. У вас всё устроено как-то шиворот-навыворот, так дела не делаются.
  • Сэра: Делаются же. Они ещё много чего натворили. Это просто... у меня так.
  • Варрик: Ладно, скажу иначе: ты делаешь бестолковые вещи.
  • Сэра: Да? Ну и ты тоже весь бестолковый!
  • Варрик: Мне вставить реплику или смирно ждать дополнения "и рожа у тебя бестолковая"?
  • Сэра: И ро... Да иди ты!

  • Варрик: Нравится тебе в Инквизиции, Лютик?
  • Сэра: Ещё как. Счастлива как свинья в клевере.
  • Варрик: В навозе.
  • Сэра: Что?
  • Варрик: Обычно говорят "как свинья в навозе".
  • Сэра: Правда? Тьфу ты. Вот ведь природа дурная.
  • Варрик: Не поспоришь.

  • Сэра: Разве ты не должен рассказывать смешное? Почему у тебя все истории скучные?
  • Варрик: Знаешь, я бы обиделся, если бы не знал, что "скучные" в твоём понимании — это "составленные из слов".

  • Сэра: Всё-таки не пойму, что ты здесь забыл. Трущобничаешь с нами, оборванцами. Неужели интересно?
  • Варрик: Ты же знаешь аристократов. Думаешь, с ними мне было бы интереснее?
  • Сэра: Угу. «С ними».

  • Варрик: Знаешь, Лютик, твои "друзья" могли бы всё делать куда лучше, если бы вы планировали немножко заранее.
  • Сэра: Вот видишь? Потому ты и не из наших. Ты мыслишь как знатнюк.
  • Варрик: Не-а, скорее как лжеаристократ с претензиями.
  • Сэра: Ты... чего?
  • Варрик: Веду себя как большая шишка и надеюсь, что прокатит. У гномов-наземников только так всё и делается. Неважно. Я про что... Если чуток постараться, то можно будет набедокурить куда крупнее. Подумай об этом.

  • Сэра: И что ты так воображаешь? Я больше народу знаю, чем ты.
  • Варрик: Есть количество, а есть качество.
  • Сэра: Пф-ф! Есть победители, а есть проигравшие.

(После храма Митал)

  • Сэра: Ля-ля-ля, ля-ля-ля, часовые – говнюки.
  • Варрик: Нравится тебе или нет, Лютик, но ты сама их же роду-племени.
  • Сэра: Сказал разгномленный гном.
  • Варррик: И то верно. Совершенные местами тоже говнюки.

  • Варрик: Ну что, серебро загребла? В первую ночь письма, во вторую — шесть друзей на реке?
  • Сэра: Угу, ключи добыла, а знатнюка так и не повидала. Веселья меньше, зато улова больше, так что ладушки.
  • Варрик: Это только начало, Лютик. Маневр такой, чтобы нажать посильнее, тогда на второй вылазке и добычи прибавится.
  • Сэра: Ага! Погоди, "ма"... чего?
  • Инквизитор: Надеюсь, вы там не замышляете неприятностей.
  • Варрик: Нет-нет, не затеваем. Обуздываем, я бы сказал.
  • Сэра: Остряк умеет прижимать кого надо.

  • Сэра: Эта твоя заварушка у баннов... Я всё уладила.
  • Варрик: Как-то мне от этого твоего известия сделалось беспокойно.
  • Сэра: Видишь, болтливых друзей у меня всё равно больше. В общем, ушёл твой караван.
  • Варрик: Чисто гипотетически... сколько народу для этого понадобилось?
  • Сэра: Один злой повар да тухлая грудинка. Дрисня мешает обыску не хуже чего другого. И никаких тебе планов за неделю с верёвками и прочей хренью.

Варрик и Солас

  • Варрик: Ну вот, друг мой эльф, снова мы разгребаем людскую заваруху.
  • Солас: И чтобы делала Инквизиция, не уравновешивай её мы, а, мастер Тетрас?
  • Варрик: Наверное, жгла бы все без разбору.
  • Солас: Вполне в духе большинства известных мне людей.

Или:

  • Кассандра: Вы закончили, господа?
  • Варрик: Ладно, ладно, не кипятись. Мы здесь как раз для того, чтобы вам, незадачливым людям, помочь.
  • Солас: Пока вы все кругом не повзрывали.
  • Варрик: Как обычно.

  • Солас: Варрик, скажи, это Искательница Пентагаст заставила тебя после допроса вступить в Инквизицию?
  • Варрик: Она очень настойчиво попросила.
  • Солас: Как любопытно.
  • Варрик: Что любопытно?
  • Солас: Выходит, добровольно в Инквизицию пришел не кто-нибудь, а эльф-отступник.

  • Варрик: Как по-твоему, кто круче: Жозефина, Лелиана или Кассандра?
  • Кассандра: Я, между прочим, вас слышу.
  • Варрик: Это ещё не повод тебя вычеркивать, Искательница.
  • Солас: А Каллена мы даже не рассматриваем?
  • Варрик: Кудряшка? Да они его просто для фона рядом держат, чтобы милыми казаться.

  • Варрик: Ты и вправду почти все свое время проводишь в Тени?
  • Солас: Столько, сколько удается. Тень — кладезь знаний для умеющих искать.
  • Варрик: Это да... Но я даже не представляю, каково эти сны смотреть, не говоря уже о хождении по ним. Особенно при том, что вылезающие из Тени подарочки кого угодно способны довести до помешательства.
  • Солас: Как и люди. Но все же мы продолжаем с ними общаться... когда нет другого выхода.

  • Солас: Странно, что гномы теряют подземные территории.
  • Варрик: А что такого странного в полчищах порождений тьмы?
  • Солас: Вообще-то много чего, но это другой вопрос. Смотри, в руках гномов — весь лириум. Они бы могли сыграть на этом.
  • Варрик: Знаешь, когда порождения тьмы не бродят поверху и не лезут к людям, до людей не достучишься.
  • Солас: У тебя есть связи с Хартией. Ты сам понимаешь, что гномы могли бы подергать за ниточки. Вы бы могли выторговать себе земли с поверхности или потребовать помощи в освобождении гномьего королевства... Но вы ничего такого не делаете.
  • Варрик: Думаешь, я сам так не считаю, Смеюн? Но таков уж Орзаммар.

  • Варрик: Знаешь, что мне в тебе нравится, Смеюн? Твой бесконечный оптимизм.
  • Солас: Как хорошо иметь товарища, который додумывает тебе недостающие качества!
  • Варрик: Нет, я серьезно. Стал бы иначе эльф-отступник помогать церковникам закрыть трещину в небе?
  • Солас: Если так посмотреть, то и не поспоришь.

  • Варрик: Видал, Смеюн, какие у знати были физиономии в Зимнем дворце?
  • Солас: Не привыкли они видеть эльфов без лакейской ливреи... а гномы для них — и вовсе экзотика.
  • Варрик: Бесценное зрелище. Обязательно вставлю в следующую книгу.
  • Солас: Задумываешь посвятить главу дворцовым интригам?
  • Варрик: Почти угадал. Нужно описать лицо человека, проглотившего нечто отвратительное.

  • Солас: Ты не скучаешь по жизни под землей? По зову Камня?
  • Варрик: Не-а. Чем бы там ни был этот Камень с заглавной буквы, его уже не было, когда я появился на свет.
  • Солас: Но... может быть, ты все равно скучаешь?
  • Варрик: Как можно скучать по тому, чего никогда не знал? Ну ладно, предположим, у меня было бы это чувство, связь с Камнем. Спрашивается, чего бы мне это стоило? Потерял бы я друзей наверху? Перестал бы рассказывать истории? Мне нравится быть собой. А если захочется песен — пойду в таверну.
  • Солас: Звучит мудро.

  • Солас: Неужели нет даже никакого движения за объединение Оразаммара и Кэл Шарока?
  • Варрик: Что с тобой, Смеюн? Почему тебя вдруг озаботила судьба гномов?
  • Солас: Как-то раз в Тени я увидел воспоминания человека, жившего в одиночестве на острове. Все его соплеменники умерли: кто-то от болезни, кого-то растерзали звери. Его жена скончалась при родах. Уцелел он один. Он мог бы попытаться выбраться, найти новую землю, новый народ. Но он остался. Каждый день он выходил на рыбалку в утлом судёнышке, а по ночам пил сидр и смотрел на звёзды.
  • Варрик: Ну, бывает и хуже.
  • Солас: Как можно радоваться жизни, заранее сдавшись и зная, что с тобой уйдет всё? Как можно не пытаться бороться?
  • Варрик: Наверное, всё зависит от качества сидра.
  • Солас: Наверное.

  • Солас: Прости, что достаю тебя вопросами о гномах, Варрик. Большую часть этого мира я вижу в снах. Вижу людей, эльфов, даже кунари. И только о гномах нет ничего, кроме редких осколков воспоминаний, случайно сохраненных духами. Теперь я понимаю, почему.
  • Варрик: И почему же?
  • Солас: Гномы — отсеченная рука некогда могучего героя, лежащая в луже крови. Как бы искусна она ни была, без туловища эти умения потеряны. Она может дернуться напоследок, словно живая, но уже никогда не увидит снов.
  • Варрик: Ты, главное, при хартийцах это не расписывай, Смеюн. Они могут неправильно понять.

  • Солас: Выходит, тебя устраивает греться на солнышке, задумываясь о том, кем ты мог быть? Не пытаясь бороться?
  • Варрик: Ты все не так понимаешь, Смеюн. Это и есть борьба.
  • Солас: Безвольно принимать свою участь - это борьба?
  • Варрик: В твоей истории про рыбака, который смотрел на звезды... Ты считаешь, что он сдался, да?
  • Солас: Да.
  • Варрик: Но ведь он продолжал жить. Он всё потерял, но по-прежнему вставал по утрам. Он добывал себе пищу, даже оставшись один. Таков мир. Ты строишь - он разрушает. Все, что у тебя есть, он когда-нибудь заберет. Все уходит. Выбор только в том, опустить ли руки в ожидании смерти или продолжать путь. Он продолжал путь. Если и можно достойно ответить миру, то только так.
  • Солас: Хорошо сказано. Возможно, я ошибался.

  • Варрик: Значит... дыры в Завесе возникают не сами по себе, да?
  • Солас: Если сосредоточить достаточно магии, это возможно.
  • Варрик: Но есть и более простые способы что-то взорвать.
  • Солас: Это верно.
  • Кассандра: То, как это случилось, обсудим, когда минует опасность.

  • Варрик: Что это тебя все тянет на фатализм? Ты всегда такой жизнерадостный или просто дыра в небесах влияет?
  • Солас: Не понимаю о чем ты.
  • Варрик: Да все о твоих "павших империях". Сдались тебе эти империи. Ну потеряли мы Глубинные тропы, ну не хочет Орзаммар из гордости просить помощи. И что? Мы - не Орзаммар и не империя. Десятки тысяч гномов сейчас живут под солнцем и не очень-то страдают. Жизнь продолжается. Просто старое уступило место новому.
  • Солас: И ты даже не знаешь, что вы потеряли с этой переменой.
  • Варрик: Знаю то, что я не потерял. Тейги пали, а я здесь, живой и здоровый.

  • Солас: Варрик, ты до этого уже сражался с Корифеем?
  • Варрик: Не хочется об этом вспоминать, но было дело.
  • Солас: И ты убил его. И был уверен, что он тогда умер?
  • Варрик: Да. К чему ты клонишь, Смеюн?
  • Солас: Он выжил на Конклаве. Все кругом погибли, а он нет. Если он способен выдержать взрыв, подчистую сносящий вершину горы, хорошо бы выяснить, как ему это удается.
  • Варрик: А если мы узнаем, нам это сильно поможет? Стражи не смогли его убить, и им понадобилась тысяча лет, чтобы осознать свое бессилие.

  • Солас: Это правда, что вся экономика гномов зиждется на лириуме?
  • Варрик: Большей частью. Еще у нас монополия на рынке нагов.
  • Солас: И при этом сами орзаммарские гномы никогда лириум не изучали?
  • Варрик: Если б изучали, не продавали бы наверх. А что?
  • Солас: Ведь это источник всей магии, кроме той, что исходит от самих магов. И только гномы могут без опаски его добывать. Удивительно, что они не пытались разобраться подробнее.
  • Варрик: Да орзаммарцам вообще ни до чего дела нет, кроме как до традиций.

  • Солас: Я слыхал, твои книги очень популярны, мастер Тетрас.
  • Варрик: Не жалуюсь.
  • Солас: Искренне за тебя рад.
  • Варрик: Правда? А где же сарказм, где взгляд свысока?
  • Солас: Мы живем в темное и недоброе время, дитя Камня. Почти все, во что народы верили, рухнуло. Если у тебя получается подарить им покой в мирах между страниц, ты уже делаешь больше, чем прочие.

  • Солас: У тебя потрясающий арбалет, Варрик. Странно, что гномы не делают такие массово.
  • Варрик: Женщина, смастерившая Бьянку, этого бы не хотела. Войны и так слишком кровопролитны.
  • Варрик: Представляешь, если бы все арбалеты стреляли так далеко и быстро, не требуя особых умений от стрелка? Каждый бой превращался бы в побоище.
  • Солас: Согласен. Меня это просто удивило, отнюдь не разочаровало.

  • Солас: В конце "Трудной жизни в Верхнем городе" почти каждый персонаж оказывается шпионом или предателем.
  • Варрик: Погоди, ты читал мою книгу?
  • Солас: Она стояла в библиотеке Инквизиции.
  • Солас: Все, кроме Доннена, вели двойную игру. Так обычно и бывает?
  • Варрик: Мы сейчас говорим о книгах? Или ты интересуешься, все ли мои знакомые - шпионы?
  • Солас: А в гномьей литературе вообще много плутов?
  • Варрик: Есть несколько, но это скорее исключение. Обычно там всякое почитание предков.
  • Варрик: Скучища та еще. Вот в людской литературе действительно полно ловкачей и шутников.
  • Солас: Занятно.
  • Варрик: Да я бы не сказал. Гномы пишут о том, как бы они хотели, чтобы было. Люди пишут, чтобы разобраться, как все есть на самом деле.

Участие в других диалогах

  • Солас: Серые Стражи принимают эльфов и гномов в свои ряды?
  • Варрик: Я думаю, они даже кунари принимают. И их не заботят титулы и происхождение — лишь то, как остановить Мор.
  • Солас: Не очень-то они в этом преуспели. Печально.
  • Блэкволл: Эй, а ну-ка повтори, что сказал!
  • Солас: С удовольствием разовью свою точку зрения в беседе с настоящим Серым Стражем.
  • Варрик: Отдай им должное, небезопасное это занятие — изучать Мор. Мне тоже не все в их поступках нравится, но без Серых Стражей уже весь мир был бы охвачен скверной.
  • Солас: Да, они выиграли для нас время, тут спорить не буду.

  • Железный Бык: Сера, я тут подумал... Когда снова наткнёмся на вражий строй, я тебя через них переброшу.
  • Сера: Отвали!
  • Железный Бык: Нет, серьёзно. Я тебя швыряю, ты приземляешься у них в тылу начинается бардак и мясорубка!
  • Сера: Я не умею летать, глухомань!
  • Железный Бык: Подумай про мясорубку, Сера. Мясо.
  • Сера: Тогда лучше кидать кого-нибудь посвирепей.
  • Железный Бык: Ну смотри: только вы с Варриком тут достаточно маленькие, но Варрик тяжёлый.
  • Варрик: Ой-ой!
  • Сера: Ну так накачай мышцы получше!

(на выходе из затопленных пещер Крествуда, встретив нагов)

  • Инквизитор: А нагам здесь нравится.
  • Варрик: А то. Пробовал(а) когда-нибудь тушеного нага с эльфийским корнем? Мой братец в детстве обожал. На вкус сыровато и суховато одновременно.

Диалоги спутников

Dragon Age: Origins: Алистер · Винн · Зевран · Лелиана · Логэйн · Морриган · Огрен · Пёс · Стэн · Шейла
Awakening: Андерс · Веланна · Натаниэль · Огрен · Сигрун · Справедливость
Dragon Age: Witch Hunt: Ариана · Финн · Пёс
Dragon Age II: Авелин · Андерс · Бетани · Варрик · Изабела · Карвер · Мерриль · Себастьян · Фенрис · Таллис · Хоук
Dragon Age: Инквизиция: Блэкволл · Варрик · Вивьен · Дориан · Железный Бык · Кассандра · Коул · Сэра · Солас
Прочее: Диалоги заключенных · Диалоги ставки командования · Диалоги гонцов
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.